- Лев Толстой, - сказал Коля
дрожащим голосом,- тоже не ел
мяса.
- Да-а, - ответила Лиза, икая от
слез, - граф ел спаржу.
- Спаржа не мясо.
- А когда он писал "Войну и
мир", он ел мясо! Ел, ел, ел!
И когда "Анну Каренину" писал
- лопал, лопал, лопал!
Ильф и Петров,
"Двенадцать
стульев".


А что же было на самом деле? Об этом рассказывает научный
сотрудник яснополянского музея-усадьбы Л.Н. Толстого Зинаида
Михайловна Богачева.
* * *

В 1910 году, последнем году своей жизни, Л.Н.Толстой
неоднократно выражал надежду на то, что через восемьдесят лет все люди
станут вегетарианцами и что на мясоедение будут смотреть с таким же
отвращением, как и на людоедство. Прошло уже более, чем сорок лет, но
вегетарианцев у нас сейчас настолько мало, что, поднимая эту тему,
рискуешь быть не только не понятой, но и осмеянной. Один из
современников великого писателя Владимир Александрович Пассе
вспоминает, что он предложил необычный проект для того, чтобы отметить
80-летний юбилей Л.Н. Толстого. Он предлагал несколько месяцев не
пить, не курить, не развратничать. С этим почти все согласились. А
против пункта не есть мясного - возражали, как против неосуществимого.
И этот проект рискнул опубликовать один только журнал "Вестник
теософии", после чего его долго высмеивали. Сам же Лев Николаевич
относился к этой проблеме очень серьезно, ставя его в один pяд с
вопpосом о pелигии.
Лев Толстой до конца своих дней называл себя христианином,
хотя по постановлению Синода он был отлучен от православной Церкви.
Это отнюдь не помешало ему в 70-х годах серьезно заинтересоваться
ведической философией. Известно, что он готовил к публикации в
издательстве "Посредник" серию брошюр о философах и философии Индии.
Этот интерес также оставался у него до самых последних дней. Лев
Николаевич хоpошо знал такие грандиозные произведения, как
"Махабхарата" и "Рамаяна". Особенно любил он философскую часть
"Махабхараты" - часть шестой песни - "Бхагавад-гиту". Толстой состоял
в переписке с индийскими учеными кругами. В одном из писем к индийским
дpузьям он писал о том, что соглашается с основными идеями
"Бхагавад-гиты", старается претворять их в жизнь, отражать в своих
книгах и говорить о них окружающим, а также, что "метафизическая
религиозная идея Кришны есть вечная всемирная основа всех религий и
всех философских систем". (Полное собрание сочинений, т.77, с.37).
Толстому очень импонировало положение индуизма, согласно
которому дух присутствует везде, где есть жизнь, разница - лишь в
степени его проявления. В меньшей степени он проявляется в растениях,
в большей - в животных, в еще большей - в человеке. В огромной
библиотеке Толстого выявлено около ста книг по индуизму. Среди них -
брошюра индийского философа-ведантиста Свами Абхедананды "Почему
индусы вегетарианцы ?" с пометками, сделанными рукой самого писателя. В
ней говорится, что отец европейского вегетарианства Пифагор находился
под сильным влиянием мудрецов Индии - единственной страны с
тысячелетними вегетарианскими традициями. Её жители первыми в мире
начали пропагандировать эти традиции другим народам. Эта мысль
показалась Толстому важной, и он отчеркнул ее. Причина вегетарианства
индусов - в признании единства всего живого мира. "Люби любое живое
существо как самого себя, - снова отчеркивает Толстой, - ибо в тебе та
же душа, что и в нем".
В статье "Первая ступень" Толстой доказывает необходимость
последовательности в приобретении добродетелей. И считает, что первая
добродетель, которую должен приобрести человек - это воздержание. А в
воздержании он, в первую очередь, должен от от мяса. Собирая материалы
к этой статье, Толстой ездил на тульскую бойню,где был поpажен
чудовищными сценами убийства животных.
Для самого же Толстого своеобразной практической "первой
ступенью" к отказу от мясоедения послужил визит в Ясную Поляну в
октябре 1885 года английского писателя-вегетарианца Уильяма Фрея,
последователя одного из основоположников философии Огюста Конта. От
него Лев Николаевич впервые услышал о том, что строение человеческих
зубов и длина кишечника доказывают, что человек не хищник. Льву
Николаевичу это очень понравилось, но он высказал опасение,
достаточна¤ ли растительная пища для человеческого организма. На это
Фрей ответил, что человеку свойственна еще более благородная пища, та,
которая не требует даже убийства растений, а именно - плоды. Эту же
мысль позже мы встречаем в "Круге чтения" Толстого. Сразу же после
приезда Фрея Толстой отказался от питания мясом и рыбой, как он
рассказывал корреспонденту одной американской газеты. Говорил, что ему
легко было отказаться от мясной пищи, гораздо легче, чем от курения.

Вскоре к Толстому присоединились его дочери. Татьяна Львовна и
Мария Львовна не только активно помогали пропагандировать основы этого
учения. Татьяна Львовна составила сборник, который назывался "Двести
пятьдесят мыслей и изречений философов, поэтов и ученых о воздержании
и вегетарианстве". Издан в издательстве "Посредник". А Мария Львовна
помогала переводить с английского на русский книгу Уильямса "Этика
пищи". Эта книга, представляющая собой собрание жизнеописаний и
выдержек из сочинений выдающихся мыслителей pазных эпох - Пифагора,
Сенеки, Мильтона, Шиллера, Байрона, - хранится в личной библиотеке
Толстого с его пометками. Толстому особенно нравилась идея Эпикура о
том, что "главный опустошитель земли и всех морей - это желудок".
Свояченица Толстого Татьяна Андреевна Кузьминская, составила книгу
"Вегетарианский стол" с рецептами вегетарианских блюд.
Итак, большой обеденный стол семейства Толстых разделился на
две половины. Во главе стола сидела Софья Андреевна Толстая, которая
не разделяла вегетарианских побуждений своего супруга, но тем не менее
следила за тем, чтобы вегетарианская пища была достаточно калорийной,
вкусной. В библиотеке Толстого есть масса книг с рецептами
вегетарианской кухни, в которых можно найти записи Софьи Андреевны
Толстой.
По правую руку от Софьи Андреевны сидел Лев Николаевич и с ним
вместе те, кто не ел мясного. И на ту сторону стола подавались
вегетарианские блюда: щи, картофельный суп, различные каши -
гречневая, манная, на грибном бульоне или на молоке. Овсяную кашу, он
ел дважды в день. Здесь же присутствует и крупеник, и фаршированный
кочан капусты, и салат из помидор, и пельмени с картофелем и рисом.
А напротив Толстого - гости. "Вегетарианский" круг общения
Льва Николаевича заслуживает особого внимания. Так, нередко
наведывался в Ясную Поляну великий русский художник Илья Ефимович
Репин. Он был весьма строгим вегетарианцем - основой его питания
служило сено, зелень от овощей, шелуха от картофеля и фруктов. Сам
Репин говорил, что умеренность для тела - это большое счастье.
Говорил, что травяной бульон, умело заправленный для придания ему
разнообразия, является очень вкусным, питательным и восстанавливающим
силы.
Другой гость - известный русский скульптор-импрессионист Паоло
Трубецкой тоже был вегетарианцем, очень любил животных, лепил их.
Паоло рассказывал, что видел в Италии скульптурную группу "Пожиратели
трупов" - на котоpой изображены гиена и человек. Еще он рассказывал,
каким путем пришел к вегетарианству. Однажды в одной из деревень
Италии ему пришлось наблюдать ужасную сцену - туда для убоя привезли
скот на телеге. И жители всей деревни - от мала до велика - бросились
истязать несчастных животных, до того как мясники их убьют. Лев
Николаевич так расстроился, что даже стонал - не мог слушать.
Бывали здесь и другие посетители-вегетарианцы, такие, как
Александр Зеленков - врач-гомеопат, основатель первого в России
вегетарианского общества в Петербурге. Не обходилось и без курьезов.
Однажды приехал некий господин, который питался один раз в два дня. И
приехал он в тот день, когда есть ему не полагалось. В этот день на
столе еда не переводилась. И сидел очень скромно этот господин в
стороне, и на предложение что-нибудь попробовать отвечал: "Спасибо, я
ел, вчера". А вчеpа он ел фунт овощей, один фунт фруктов и один фунт
хлеба... Нагрянул как-то еще один оригинальный господин, из Швеции.
Татьяна Львовна вспоминает, что Толстому он очень понравился - своей
внешностью он напомнил Льву Николаевичу пророка Иеремию с фресок
Микеланджело. Он все время ходил босиком, спать ложился на голый пол и
под голову подкладывал бутылку. Таким образом он проповедовал жизнь по
законам природы. И когда Татьяна Львовна спросила, не хочет ли он
молока, он очень грустным голосом ответил, что его мама умерла очень
давно, и пояснил, что единственное молоко, на которое имеет право
человек - материнское. А молоко коровы принадлежит теленку.
Иногда некоторые вегетарианцы упрекали Толстого в
непоследовательности, выражавшейся в том, что он пользовался для
одежды частями тела животных - носил кожаный пояс, сапоги, даже
меховую шапку. На это Толстой отвечал, что он настолько несовершенен,
что направляет все свои усилия на исправление более важных
недостатков. Лев Николаевич считал, что самое истинное и радостное
дело в жизни - растить свою душу. А рост души возможен только через
лишения большие и малые. Растить же душу надо для того, чтобы узнать и
исполнить волю Божью.
* * *

Конечно, вегетарианство Льва Николаевича Толстого не
соответствовало в полной мере классическим ведическим канонам, а вот
идеи во многом соответствовали. И не удивительно, что своеобразный
великому русскому писателю искренний и страстный поиск Истины вывел
его именно на этот путь.