Статья Бхактивигьяны Госвами - "Какой национальности Бог?"

Меня попросили поделиться соображениями о том, зачем в Москве нужен храм Кришны. Наверное, прежде чем пытаться доказывать кому-то, зачем вообще нужен храм, тем более храм такой экзотической для России религии, как кришнаизм, я должен рассказать, зачем этот храм нужен мне.  Когда я слышу, что религия человека должна определяться местом его рождения и средой, я невольно начинаю примерять это к себе. Моя мать - русская, отец - армянин. Я родился и вырос в Ташкенте. Среди моих ближайших друзей были русские, евреи, узбеки и корейцы. Человек, который впервые рассказал мне о Боге и дал тайком почитать Евангелие, был татарином. Учился же я в МГУ, где, помнится, сдавал экзамен по научному атеизму. Интересно, в какого бога я должен верить, если исходить из моей национальной принадлежности или из влияний, оказанных на меня в детстве и юности? Какой бог оприходовал и инвентаризовал мою грешную душу в тот миг, когда она воплотилась в интернациональной стране, в атеистической семье, в теле с экзотическим сочетанием генов? К счастью, вопрос этот меня не мучит, потому что двадцать пять лет, потраченных на изучение духовной философии, убедили меня в том, что дух не имеет национальности. Стены, воздвигаемые людьми в этом мире, по моему глубокому убеждению, не доходят до духовного царства Бога, а привратники этого царства не проверяют на входе членских билетов. Я верю, что нет разных богов, что Бог только один, и ценит Он не принадлежность человека к какой-то религии, а его качества, движения его души и поступки. Так уж получилось, что я верю также и в то, что одно из бесчисленных имен единого и бесконечного Бога - "Кришна". Именно благодаря "Бхагавад-гите" я, потомственный атеист, открыл для себя Бога, поменял свой образ жизни и ценности и поверил в то, что источником мира является не слепой случай, а Высший Разум. 
Все бы хорошо, но с тех пор, как это произошло, мне часто приходилось задаваться недоуменным вопросом: неужели моя вера в то, что одно из имен Бога - "Кришна", является преступлением? 
Недавно на анти-кришнаитском митинге на Пушкинской площади какой-то человек размахивал черным флагом с изображением черепа и перекрещенных костей, на котором был написан ультиматум: "Православие или смерть". Невольно вспомнилось 22 июня 1995 г., когда в Ростове-на-Дону дюжина молодчиков под предводительством человека, именовавшегося "отцом Сергием", ворвалась в храм Кришны и стала избивать верующих, пришедших на службу, цепями, арматурой и саперными лопатками. Лишь по чистой случайности никто не умер, хотя один из пострадавших пролежал в коме семь дней. 
До этого в нашей стране руководствовались похожим лозунгом: "Атеизм или смерть". Его стыдились писать на флагах, но проводили в жизнь куда более последовательно. Когда в 1985 г. Саркиса Оганджаняна арестовали за то, что он верил в Кришну и не ел мяса, ему было всего 20 лет. Два года спустя он умер в Оренбургском лагере от цинги и туберкулеза. Проживи он еще пару месяцев, и его освободили бы, дав фарисейскую справку о реабилитации и предоставив право бесплатного проезда в общественном транспорте. Умирая, он сжимал в руках четки, сделанные из катышков тюремного хлеба, на которых повторял имя Бога. Востоковеду Ольге Киселевой "повезло" больше - сама она, несмотря на пытки, выжила, в тюрьме умерла только ее двухмесячная дочь Марика. Неужели же удел религиозных меньшинств в этой стране - быть всегда гонимыми? 
Можно, разумеется, успокаивать себя тем, что сейчас кришнаитов за веру никто не сажает и что пропаганда вегетарианства больше не считается уголовно наказуемым преступлением. Уже 14 лет в Москве, на Хорошевском шоссе официально существует храм Кришны. Однако на душе по-прежнему неспокойно. Через пару недель единственный в Москве храм будет снесен, и в то же время люди, на мой взгляд, не имеющие отношения ни к какой религии, всеми силами пытаются помешать возведению нового. По их словам, они не возражали бы, если бы храм построили на шести сотках где-то в подмосковном лесу (или, как выразился еще один религиозный лидер: "пусть осваивают Чукотку и Ямал"). Но поскольку Правительство Москвы вполне логично выделило землю не в лесу, а недалеко от того места, где стоит предназначенный под снос нынешний храм, на Ленинградском проспекте, они считают себя вправе натравливать одних людей на других, не гнушаясь при этом никаким средствами. 
Недавно во время одного из многочисленных интервью журналистка спросила: "Землю выделили на законных основаниях. Индия вас поддерживает. Чего вы боитесь?" Действительно, чего? Если честно, то лично я больше всего боюсь ненависти и лжи. Мне страшно видеть, как ложь и злоба, в какие бы одежды они ни рядились, разрушают в сердце человека подлинную веру в Бога. Религия должна излечивать человека от смертельной болезни ненависти и помогать ему строить храм в своем сердце. Но, увы, иногда, прикрываясь религией, люди сознательно разжигают в других ненависть и злобу. Призывая разрушить еще не начавший строиться кришнаитский храм, участники митинга на Пушкинской прежде всего разрушали храм в своем сердце и в сердцах своих слушателей. 
Принципы религии универсальны. Они не имеют национальной окраски. Если религия не учит людей милосердию, правдивости, чистоте и воздержанности, то это не религия. Религия, призывающая к насилию - не религия. Когда так называемые "индуисты" в Индии призывают разрушить чей-то храм или убивают проповедников, то это люди, не имеющие никакого отношения к религии, так же как и люди любой другой веры и национальности, прибегающие ко лжи и насилию. Я, как и все российские последователи общества Сознания Кришны, пришли к вере в Кришну не потому, что хотели стать "индуистами", а потому что искали истину. Так уж получилось, что Бог открылся нам через слова "Бхагавад-гиты", а не Библии или Корана. Достаточное ли это основание для того, чтобы мешать нам построить храм? 
В конце концов, все аргументы противников храма Кришны сводятся к одному: "Среди кришнаитов слишком много русских". Если бы наше общество состояло из одних потомственных брахманов, а все россияне, пришедшие к нам, оставались атеистами и продолжали вести тот образ жизни, который они вели раньше, то храм этот никого бы не волновал. Все остальные аргументы даже сами наши оппоненты едва ли принимают всерьез. Для них это всего лишь повод. Но так как эти аргументы используются для того, чтобы манипулировать общественным сознанием, то стоит их опровергнуть. 
"Кришнаиты - американская тоталитарная секта, которую никто не признает в Индии". Наверное, поэтому первую группу российских паломников-кришнаитов принимал премьер-министр Индии Раджив Ганди? Наверное, поэтому нынешний премьер-министр Индии А.Ваджпайи открывал наш храм в Дели, а пару лет спустя российский посол, востоковед по профессии, А.Кадакин открывал музей и культурный центр при этом же храме? Наверное, поэтому в прошлом году спикер индийского парламента М.Джоши и вся парламентская делегация в полном составе посетили наш храм в Москве и молились в нем о процветании России? Наверное, поэтому члены Делийского межконфессионального совета, в том числе и католический епископ, православный священник и имам Дели, собравшись вместе в Делийском храме Общества сознания Кришны, поблагодарили мэра Москвы за выделение земли под строительство храма Кришны? 
"Настоящие индусы не приходят в храмы Общества сознания Кришны, потому что индусом нельзя стать, им нужно родиться". Загляните в любой наш храм в праздник или в воскресенье, чтобы самим убедиться, сколько в нем индусов, причем не только из Индии, но из Непала, Шри-Ланки, Маврикия и др. Приведите мне хоть одну цитату из Священных писаний Индии, которая бы гласила, что индусом нельзя стать. Я изучаю эти Писания двадцать пять лет и еще ни разу такого не встретил. Вера не передается по наследству. Каждый человек должен принять ее сам, сделав сознательный выбор. Маленький пример: еще за сто лет до нашей эры (!) греческий посол Гелиодор на колонне, воздвигнутой им в честь Вишну в Беснагаре, выгравировал, что принял веру в Кришну-Васудеву. Почему же этого нельзя делать сейчас, в двадцать первом веке? 
"Кришнаиты обращают православных в свою веру". Да не приходят к нам православные, так же как и люди других религий. Зачем им к нам приходить, если у них уже есть своя религия? К нам приходят в основном ищущие люди, не имеющие никакой религии, люди, которые благодаря соприкосновению с нашей традицией избавляются от вредных привычек и от наркотической зависимости, становятся чистоплотнее и здоровее и обретают веру в Бога. 
"Кришнаиты финансируют преследования христиан в Индии". Это, пожалуй, самое "крутое" из всего, что мне доводилось слышать. Господа обвиняющие, вы хотя бы определились все-таки с тем, кто же мы: безродные нео-индуисты американского происхождения, или кондовые индусские фундаменталисты? Что же касается преследований, то в одной только столице Индии Дели пять православных приходов, не говоря уже о католических и протестантских. Правительство Дели, насколько мне известно, в любой момент готово выделить землю под строительство храма Русской православной церкви. 
"Кришнаиты коварно раздают нуждающимся идоложертвенную пищу, чтобы заниматься прозелитизмом и таким образом обращать людей в свою веру". Право, невольно вспоминаются обвинения в адрес иудеев в том, что маца, мол, замешивается на крови христианских младенцев. Воистину, лобное место пусто не бывает! Не поклоняемся мы идолам - мы поклоняемся единому Богу и великим святым, чьи изображения в нашей традиции играют практически ту же роль, что иконы у христиан. Процесс освящения вегетарианской пищи не имеет ничего общего с языческим обрядом заклания животных, плоть которых, собственно, и составляла запрещенную к употреблению идоложертвенную пищу. Чтение же молитв над пищей практикуется в большинстве религий и является выражением элементарной благодарности Богу. 
За два с половиной года проведения бесплатной благотворительной программы в разрушенной войной Чечне и среди беженцев в Ингушетии у нас не появилось ни одного местного последователя, ни русского, ни чеченца, ни ингуша. То же самое можно сказать и о результатах пятилетней благотворительной программы в Сухуми. Если это инструмент прозелитизма, то, надо сказать, довольно неэффективный. Мы делали это, движимые желанием помочь людям, оказавшися в беде. Двое добровольцев нашей благотворительной программы "Харе Кришна - Пища жизни", погибли (один в Сухуми, другой в Грозном). Поэтому беспочвенные обвинения в адрес этой программы воспринимаются нами как кощунство и надругательство над их памятью. 
Стоит ли продолжать опровергать все эти странные "аргументы"? Уж больно весь этот спор напоминает знаменитый спор ягненка с волком из басни Крылова, где самый неопровержимый аргумент был высказан в конце: "Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать". 
* * * 
Не знаю, ответил ли я до конца на вопрос, поставленный в начале статьи: зачем нужно строить храм Общества сознания Кришны в Москве? Прежде, чем отвечать на него, нужно чтобы кто-то вразумительно объяснил мне, кому он может помешать. Но если все же кратко ответить на этот вопрос, то, пожалуй, точнее всего будет сказать, что в моих глазах, так же как и в глазах очень многих других людей, не имеющих отношения к нашей религии, воздвижение этого храма будет означать, что свобода совести и демократия окончательно утвердились на территории России, и права меньшинств охраняются здесь так же, как и права большинства. 
Что же касается вопроса: кому нужен этот храм, то ответить на него совсем нетрудно. В Москве (а не на Чукотке и Ямале) живут тысячи людей, которые так или иначе верят в Кришну и вправе иметь место поклонения Богу по своим обрядам. Единственный существующий храм изначально не был приспособлен для осуществления этих целей, но даже он вскоре будет разрушен. Индийская община в Москве тоже насчитывает несколько тысяч человек. Она постоянно растет и будет продолжать расти по мере укрепления экономических и политических связей между нашими странами. Все члены этой общины приходят в наш храм на свои праздники, участвуют в богослужениях, проводят в нашем храме обряды и проч. Крошечный, не соответствующий ритуальным канонам храм не мог полностью удовлетворить потребности этой общины. Будущий храм рассчитан на то, чтобы помочь членам индийской общины в удовлетворении их духовных потребностей и тем самым еще больше укрепить дружбу между Россией и Индией. 
Кроме того, есть множество русских людей, чей интерес к нашей религии никогда не перейдет за рамки любопытства. Мы прекрасно понимаем, что большая часть людей в России всегда будет придерживаться традиций православия, однако в России всегда жил и будет жить интерес к Индии и ее великой духовной культуре. "Бхагавад-гита" впервые была переведена на русский язык раньше, чем на многие европейские - в 1788 г. Кстати, сделано это было по благословению Священного Синода. Знакомство с этой культурой, по нашему глубокому убеждению, может только обогатить жителей столицы и принести им благо. 
В завершение, мне хотелось рассказать о маленьком курьезе. Несколько дней назад, прощаясь со мной, один знакомый священник (по понятным соображениям имени его я называть не стану), человек редкой доброты и ума, с улыбкой процитировал слова своей однокурсницы, историка по профессии: "Чего вы боитесь кришнаитов? Милые, скромные, безобидные люди. Лет через двадцать они все станут православными". Не знаю, сбудется ли это предсказание. Но для меня это не так и важно. Гораздо важнее мне было услышать еще одно беспристрастное свидетельство о том, что те же качества присущи всем по-настоящему религиозным людям, будь то православные, мусульмане или кришнаиты. И если людей с такими качествами в Москве будет больше, то все от этого только выиграют.