ШРИ ПАНЧА-ТАТТВА
Пять ипостасей Бога
Стивен Дж. Роузен

Посвящается Его Божественной милости А.Ч. Бхактиведанте Свами Прабхупаде, который принес Панча-таттву западному миру.
Я с благодарностью выражаю свою признательность Анилу Прабху, Брахмананде Прабху, Дашаратху Суте Прабху, Гаю Беку, Киранашу Прабху, Майапуру Прабху, Прадйумне ("Пандитуджи") Прабху, Радха-канте Даси, Рамбхадре Прабху, Сатйанарайану Прабху и всем преданным и ученым, которые, как прямо, так и косвенно, оказали содействие настоящему изданию.
Введение
Явление Шри Чайтаньи в Западной Бенгалии в конце пятнадцатого века вызвало огромную волну религиозного возрождения в виде бхакти, или преданности. Эта волна захлестнула практически всю Индию и даже вышла за ее пределы. Понятно, что как сам Господь Чайтанья, главная причина этого явления, так и его учение вызывают к себе большой интерес. Но постижение Шри Чайтаньи и его святой миссии было бы неполным без понимания Шри Панча-таттвы, Господа в пяти ипостасях. Иными словами, Шри Чайтанья является не в одиночку, а в сопровождении своих вечных спутников, которые помогают ему и даже разделяют с ним роль божественного Господа.
Использование ряда достоверных источников в сочетании с живым и понятным стилем изложения позволили Стивену Дж. Роузену создать удивительный пересказ развлечений не только Шри Чайтаньи, но и Шри Нитьянанды, Шри Адвайты, Шри Гададхары и Шри Шривасы Тхакура - Шри Панча-таттвы. Связывая эти пять личностей в единое целое, его яркий рассказ являет собой редкое сочетание преданности и учености, без которого невозможно было бы столь впечатляюще представить недостаточно известную, но очень важную часть истории религии.
Гай Л. Бек,
автор книги "Звуковая теология, или Индуизм и священный звук".
Государственный Университет Луизианы,
факультет философии и изучения религии.
Глава 1
ШРИ ПАНЧА-ТАТТВА
панча-таттва-эка-васту, нахи кичху бхеда
раса асвадите табу вивидха вибхеда
Между представителями Панча-таттвы не существует духовной разницы, ибо на трансцендентном уровне все абсолютно. Тем не менее, духовному миру присуще разнообразие, и чтобы ощутить разные духовные вкусы, нужно чувствовать между ними разницу.
1.1 На первый взгляд идея гаудия-вайшнавов о представлении Бога в пяти ипостасях может показаться странной. По определению, Бог - это единый и непревзойденный источник всего сущего. Это Верховное Существо, дающее начало всем остальным живым существам. Если Он разделит свое высочайшее положение с кем-либо еще, то Он не может считаться Богом, ибо Бог должен быть верховным, единственным, несравненным и не должен иметь себе равных. Это подтверждается вайшнавскими писаниями: "нитйо нитйанам четанаш четананам" ("Катха Упанишад", 2.2.13). У Бога множество имен, указывающих на то, что Он единственный: Эканатха, Экеша, Экендра. Эти имена начинаются с санскритского слова "эка", "один", от которого произошло ивритское "экод". (Например, в "Книге Второзакония", 6.4: "Слушай, Израиль: Господь, Бог наш Господь един [экод] есть".) В арабском языке используется слово "илах" (например, в исламском символе веры: "Есть один [илах] Бог, и это Аллах..."). Великие монотеистические традиции немало потрудились над тем, чтобы утвердить единство Бога, Его неповторимость, а также Его исключительное положение как изначальной причины всех причин. Все величайшие религии мира провозглашают: "Господь, Бог наш, един".
1.2 Несмотря на то, что Библия настаивает на единстве Бога, имена Всемогущего употребляются в ней во множественном числе, например, Илохим. Пример тому можно найти в "Книге Бытия" (1.26): "Сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему". Еврейские пророки постоянно употребляют в Библии такого рода высказывания (см. Бытия, 3.22, 11.7, а также Исаии, 6.2-3). Библейские комментаторы доказывают, что множественное число, употребляемое в этих стихах - это свойственная аристократам привычка говорить о себе "мы" вместо "я", что часто можно встретить в правительственных и великосветских кругах, а также в среде писателей и редакторов. Это не указывает, по их мнению, на множественность в буквальном смысле слова. Некоторые комментаторы осмеливаются даже утверждать, что эти стихи в действительности указывают не на самого Бога, а на Божьих ангелов, хотя этому и нет никаких доказательств. В христианской традиции доктрина Троицы породила множество споров относительно единства Господа. "Он един или тройственен?" - вопрошают христианские критики. На этот вопрос часто отвечают, что верно и то, и другое, и что это непостижимо, поскольку Господа нельзя ограничить законами логики. 
1.3 Если иудейско-христианская традиция, будучи монотеистической, признаёт имена Бога, стоящие во множественном числе и даже концепцию Триединого Бога, то также не должно быть сложностей с признанием Панча-таттвы. 
1.4 Что касается Троицы, то ранним христианским мыслителям приходилось с четырех сторон выслушивать критику по этому поводу: со стороны еврейского монотеизма, греческого политеизма, доктрин об эманациях и посредничестве неоплатонизма, а также теогонических спекуляций гностицизма. Говоря в двух словах, консервативные проповедники монотеизма отказывались признать, что один Бог мог проявиться в трех лицах, в то время как неистовые сторонники политеизма отказывались принять, что Три Личности могут в конечном счете оказаться Одной. Точно так же и сейчас есть люди, которые найдут, что концепция Панча-таттвы сбивает людей с толку и которые, вполне возможно, спросят: "Бог один или их пять?" и, в заключение, добавят: "Почему о Панча-таттве не упоминается в Библии?"
1.5 Большинство христиан принимают идею Отца, Сына и Святого Духа, даже несмотря на то, что ни слово "Троица", ни некоторые моменты, касающиеся самой доктрины, ни разу не упомянуты в Библии. Однако, идея Троицы подразумевается текстами Нового Завета, и поэтому в "Никейском символе веры", составленном во время Никейского Собора в 325 г. н.э. поровозглашается о христианской вере в Триединого Бога. Это говорит не о том, что большинство христиан верят в трех богов, что было бы политеизмом, но скорее о том, что они верят в трех отдельных совершенных личностей, которые вместе являются единым Богом. Верующие в Панча-таттву также принимают одного Бога, который проявляется в пяти ипостасях (аналогично трем христианским). Эта способность распространять себя в различных личностей служит доказательством непостижимой природы Бога, и о ней подробно рассказывают все священные писания, начиная с Библии и заканчивая ведической литературой. 
1.6 Для того, чтобы объяснить мистическое единение трех личностей, которые вместе являются одним Богом, христианские теологи начиная с шестого века используют греческий термин "perichoresis", указывающий, что каждая из божественных личностей содержит в себе две другие; каждая пронизывает собой две другие и сама, в свою очередь, пронизана ими; каждая живет в двух других, и наоборот. Латинское слово "circumincessio" подразумевает подобную идею, указывая на взаимопроникновение, на статическое и (или) экстатическое единство по существу и, одновременно с этим, отделенность индивидуальностей. Предание ясно говорит о том, в чем три личности, образующие вместе Триединого Бога, едины и в чем они расходятся. Монистическое единение трех божественных личностей касается только их сущности; как личности они различны. Поэтому согласно христианской традиции правильное видение Бога - это Отец, Сын и Святой Дух, которые вместе представляют одну и ту же духовную субстанцию (в этом состоит их единство), которых следует считать отличными друг от друга в смысле их личностей, и поэтому они отображают различные божественные аспекты и играют различные роли в жизни верующих.
1.7 Чтобы полнее разъяснить теологический вопрос единства в троице и троицы в единстве, Св. Августин (354-430 гг. н.э.) сравнивает христианскую Троицу с мыслью, знанием и любовью. Каждое из этих понятий содержит в себе оба других: мысль заключает в себе и знание, и любовь, знание подразумевает наличие мысли и любви, а любовь - наличие мысли и знания. Августин сравнивает также Троицу с памятью, рассудком и желанием: невозможно помнить без желания понять, невозможно понять без желания запомнить, невозможно желать, не понимая и не помня. Эти аналогии дают смутное представление о более великой и еще более тонкой истине.
1.8 Практический пример вышесказанного можно увидеть в Евангелии от Иоанна (10.30), где Иисус говорит: "Я и Отец - одно". Если взглянуть на греческий оригинал, то можно увидеть, что Иисус не употребляет единственное число, которому в греческом соответствует слово "heis", а использует слово "hen", означающее "мы вместе". Иисус употребляет это слово и восьмью стихами позже, где он говорит: "Отец во Мне, и Я в Нем". Библейские ученые показывают, что в этих стихах (а также других аналогичных) единство подразумевает различие. Если я и мой отец "друг в друге", то это значит, что мы две разные личности. Сам факт того, что мы можем говорить о "едином бытии" указывает на то, что в каком-то смысле нас "двое". В конечном итоге, на самом деле здесь подразумевается непостижимое одновременное единство и отличие, существующее между разными проявлениями Бога.
1.9 В терминологии гаудия-вайшнавов непостижимое одновременное единство и различие известно как ачинтйа-бхедабхеда-таттва; этот термин употребляется не только при обозначении взаимоотношений между различными проявлениями Бога, но также распространяется и на взаимоотношения между Богом и обычными живыми существами. Гаудия-вайшнавы утверждают, что Бог и живое существо практически равны в качественном отношении. Они отличаются размерами. Традиционно приводится аналогия с золотом и золотоносной жилой или же с каплей океанской воды и самим океаном. С точки зрения химического анализа, они одинаковы. Но в золотоносной жиле гораздо больше золота, чем в небольшом золотом куске, а океан куда более огромный, чем капля воды. Подобным же образом, Бог бесконечно велик, красив, знающ, силен, богат, знаменит и так далее; живое существо обладает теми же самыми качествами, но в незначительном количестве.
1.10 Гаудия-вайшнавы видят аналогичные взаимоотношения между различными проявлениями Бога: эти проявления суть одно, но они отличаются друг от друга практически таким же образом, как Троица - один Бог по своей сути - представляет из себя несколько личностей. Например, Брахман, Параматма и Бхагаван - это три ведических обозначения Верховного. Эти три проявления Бога считаются равными, но тем не менее в каждом из них представлены различные проявления божественной природы. Брахман - это безличный аспект Божества, это Бог, представленный таким, каким Он существует в космосе, Вселенский Дух, пронизывающий собою все сущее. Затем, когда этот Дух становится локализованным и проявляется уже как личность, Его называют Параматмой, Сверхдушой каждой личности, Господом, пребывающим в каждом атоме. И наконец в ипостаси Бхагавана Господь проявляет свои внутренние качества как всемогущий Бог, Личность Бога. 
1.11 Хотя Брахман, Параматма и Бхагаван абсолютны, не отличны друг от друга и находятся на одном уровне, наряду с этим они существуют внутри иерархической структуры, занимающей центральное место в теологии гаудия-вайшнавизма. Для иллюстрации этого момента часто используется аналогия с тремя крестьянами, отправившимися в город посмотреть, что такое поезд. Придя на станцию, они увидели вдалеке головной прожектор приближавшегося локомотива. Ослепленный головным прожектором, один из крестьян почувствовал полноту своих теперешних знаний о поездах и, довольный, оставил двух своих товарищей и радостно отправился по своим делам. Через несколько мгновений второй парень увидел, что за головным прожектором находятся локомотив и ряд вагонов. Довольный тем, что он знал теперь по-настоящему, что такое поезд, он также покинул станцию. Оставшийся крестьянин дождался, однако, самого поезда, вошел внутрь и встретил там кондуктора и пассажиров. Его всесторонние представления о поезде были полнее, чем у двух его друзей. Он познал то, что познали и первые двое, но помимо этого он познал также то, что осталось для них неведомым. Брахман, которому в этой аналогии соответствует восприятие поезда первым крестьянином - это фундаментальное откровение Абсолюта; Параматма постигается тем, кто, продолжая практику, идет дальше, подобно второму крестьянину, постоявшему на платформе немного дольше; постичь Бхагавана может лишь возвышенный преданный, поднявшийся до высочайших духовных вершин и прошедший два предшествующих уровня осознания Бога.
1.12 Сам Бхагаван проявляется во множестве форм, подобных Нрисимхе, Раме, Вамане, Вишну и т. д. Эти воплощения также образуют иерархическую систему, в которую входит и Кришна как Свайам Бхагаван, или Верховная Личность Бога. Подробности, касающиеся того, как Кришна проявляется в виде сва-рупы и свайам-пракаши, своих изначальных форм, а также того, как Он затем распространяет себя в Васудеву, Санкаршану, Прадйумну и Анируддху, а также Маха-Вишну, Гарбходакашайи Вишну и Кширодакашайи Вишну, и, наконец, в такие разнообразные формы, воплощающиеся в материальном мире, как лила-аватары, гуна-аватары, манвантара-аватары, йуга-аватары и шактйавеша-аватары, являются техническими и описать их здесь не представляется возможным. Однако основы этой иерархии можно найти в таком писании, как "Бхагавата-пурана", а глубокое рассмотрение данного вопроса содержится в наставлениях Чайтаньи Махапрабху Санатане Госвами ("Чайтанья-чаритамрита", "Мадхйа-лила", глава 20).
1.13 Точно так же и в христианской традиции существует своя иерархия внутри Троицы. Иисус столь же часто с раболепством обращается к Отцу, как и заявляет о своем единстве с Ним. Что касается Святого Духа, то на этот счет существуют разные точки зрения. Приверженцы традиции часто воспринимают Святой Дух как вездесущего Бога (не совсем аморфного, как Брахман, но в то же время и не соответствующего в точности концепции Параматмы). Поэтому временами Святой Дух представляется более великим, нежели Иисус, совершавший свои деяния "в силе духа" (см. Луки, 4.14). Ранние сирийские и еврейские тексты, а также более поздняя мистическая литература приписывали Святому Духу женскую природу, считая Его Святой Матерью, действующей в мире через своего Сына. Иисус, о котором было сказано, что он был "зачат" от Святого Духа, представляется как воспитанный Ею и подготовленный для совершения своей миссии. В этом смысле Святой Дух иногда стоит выше в системе иерархии, в то время как в других случаях выше ставят Иисуса. Кстати, заметим здесь, что "женский" по своей природе Святой Дух не противопоставляется Марии, которая известна как Теотокос, Мать воплощения Бога. 
1.14 Итак, мы установили, что один Бог может проявляться в различных формах и что эти формы одновременно и едины, и различны. Теперь у нас остается еще один вопрос: зачем было Единому Верховному Существу проявляться в трех (или пяти) лицах?
1.15 Этим вопросом задавались великие мыслители запада: Платон, затем Августин, и позже Бонавентура, возглавлявший орден францисканцев. Сущность их общего мистического восприятия может быть выражена следующим образом: Бог - это больше, чем просто Совершенный Дух; это Высочайшее Благо, или Высшая Любовь. Благу и Любви свойственно разрастаться и объединяться, не замыкаться в себе, но поделиться собой с другими. По мере того, как бесконечный принцип любви расширяется, он проявляет себя как Сын или Слово, которые имеют ту же природу, что и их источник, и в то же время они доступны нашему восприятию в этом мире. Иными словами, именно благодаря им любовь Отца может достичь других, именно благодаря им может Он проявить себя в людских взаимоотношениях. Эта любовь передается от Отца к Сыну, от Сына к Миру через Святой Дух, или, изъясняясь терминами вайшнавов, через шакти, энергию, Мать.
1.16 Мыслители гаудия-вайшнавизма подтверждают, что Единый становится Многими для того, чтобы обмениваться божественной любовью и распространять ее. Кавираджа Госвами писал (Ч.Ч. Ади, 7.21), что качества Кришны следует понимать как подобие кладезя трансцендентной любви. И хотя эта сокровищница любви и находилась рядом с Кришной, когда Он присутствовал в этом мире (пять тысяч лет назад), она был запечатана. Когда же явилась Панча-таттва (пятьсот лет назад), они сорвали печать и разграбили ее, чтобы напиться трансцендентной любви к Кришне. И чем больше Они пробовали ее, тем сильней возрастала Их жажда. Такова природа любви. Это постоянное динамичное движение вперед. Чем больше ею наслаждаешься, тем больше хочешь.
1.17 Из этого следует, что если у Бога больше любви, чем у любого другого существа - и, действительно, Он считается воплощением любви - то Его жажда любви должна быть сильнее, чем жажда любого другого (а также Его способность эту жажду утолить). Но любовью не наслаждаются в одиночку, в пустоте; любовь разделяют с людьми. Поэтому Единый стал многими. Сначала Он распространился в свою вечную супругу, Шри Радху, и в свои безграничные экспансии и воплощения, а затем - в разнообразных живых существ (хотя обычные живые существа [дживатмы] - это экспансии, покинувшие свою обитель, которые образуют таким образом целую отдельную категорию божественной энергии, известной как джива-таттва). Два изначальных живых существа, Радха и Кришна, воссоединяются в образе Чайтаньи Махапрабху, и поэтому та любовь, которую проявляет Господь в этом облике, лежит далеко за пределами как обычного, так и сверхъестественного восприятия.
1.18 Точно так же, как христианская концепция любви к Богу пришла в этот мир через Сына и Святого Духа, так и Панча-таттва, как рассказывает нам Кавираджа Госвами (Ч.Ч. Ади, 7.22), танцевали вместе, снова и снова, и благодаря этому стало легче пить нектар трансцендентной любви духовного царства. Они танцевали, смеялись, плакали и бормотали, как сумасшедшие, распространяя таким образом любовь к Богу. Это важный момент. Их взаимное единство раскрылось, подобно лотосу, приглашая человеческие существа и всех остальных во вселенной присоединиться к божественным лилам, или играм Бога: "И они да будут в Нас едино (хен)... да будут едино, как Мы едино". (Иоанна, 17.21-2) Чтобы узнать, как это произошло в точности в случае с Панча-таттвой (дословно, "пятью истинами"), нужно подробно узнать о Чайтанье Махапрабху (иша-шакти) и Его различных экспансиях: Нитьянанде (бхакта-сварупе), Адвайте (бхакта-аватаре), Гададхаре (бхакта-шакти) и Шривасе (шуддха-бхакти). Дальше и последует краткий рассказ об этих личностях, а также объяснение категорий и терминов, связанных с их природой.
1.19 Однако, прежде чем мы к этому приступим, было бы благоразумным заметить ограниченность теологии ("отражения природы Бога") по отношению ко всему, что обсуждалось выше и ко всему, о чем будет говориться далее. Для того, чтобы поникнуть в тонкости трансцендентных тайн, теологию нужно дополнить доксологией ("восхвалением") и праксиологией ("практикой"). Поэтому теологию, доксологию и праксиологию можно принять за Троицу, без которой невозможно должным образом постичь духовные истины. Говоря иными словами, между разумом и верой должно быть равновесие, если мы хотим понять то, что лежит за пределами нашего непосредственного восприятия.
1.20 Визуальная вера (в отличие от слепой) развивается тогда, когда мы видим живой пример чистой преданности. Последователи Иисуса могли иметь веру в своего невидимого Бога на небесах, потому что они видели качества Иисуса, которые говорили о высоком положении того, кто стоит на духовном пути. Даже такой великий интеллект, как Фома Аквинский (1224-1274 н.э.) понимал ограниченность познаний, приобретенных самостоятельно. Он видел необходимость принятия духовного учителя и с верой учился у Альберта Великого. Живой святой - это живое доказательство силы чистой преданности. Тот, в ком воплотился блеск преданности, не только демонстрирует качества святого, но также и говорит в соответствии с авторитетом традиции. Поскольку он учился у предшествующих учителей и пророков, которые были чисты (гуру-парампара), то его голос - это голос внутреннего осознания. В соответствии с традицией гаудия-вайшнавизма, таких личностей называют гуру. Его роль в жизни тех, кто стремится к духовному, столь важна, что к Панча-таттве иногда обращались как к "Чхайа-таттве" (дословно "шесть истин", под шестой истиной подразумевается гуру), например, в "Чайтанья-чаритамрите" Кришнадаса Кавираджи Госвами (1.7.3). Теперь, когда мы подчеркнули важность изучения духовных истин от духовного учителя, давайте перейдем непосредственно к самой Панча-таттве.
1.21 Считается, что первое упоминание о Панча-таттве как таковой содержится в работе Сварупы Дамодары Госвами "Гаура-таттва-нирупана", которая была написана, скорее всего, еще при жизни Шри Чайтаньи или вскоре после Его ухода. Хотя относительно достоверности этой книги среди ученых возникли споры, тем не менее Кави Карнапура прославил Сварупу Дамодару в своей "Гаура-ганоддеша-дипике" (стих 6) за то, что тот систематизировал учение о Панча-таттве. Именно Кави Карнапура был популяризатором идеи Панча-таттвы и привнес ее в общество вайшнавов посредством своих работ, сначала "Чайтанья-чаритамрита-махакавйи" (1542 г.) и, позже, "Гаура-ганоддеши-дипики" (1576 г.). Согласно ему, а также более поздним авторитетам (таким, как Кришнадас Кавирадж), не только в Чайтанье Махапрабху слились воедино и проявились Радха и Кришна, но также Нитьянанда Прабху - это Баларама (старший брат Кришны), Адвайта Ачарья - это Садашива (или Маха-Вишну), Гададхара Пандит - это Радхарани (вечная супруга Кришны и внутренняя энергия), а Шриваса Тхакур - это воплощение Нарады (идеального преданного). Теперь мы более подробно раскроем теологический смысл этих идей, а также взаимоотношения между этими божественными личностями.
1.22 Шри Чайтанья Махапрабху - это Верховный Владыка. И хотя Нитьянанда Прабху и Адвайта Ачарья (Прабху) - также властелины, по отношению к Шри Чайтанье они занимают подчиненное положение. Таким образом, Махапрабху - это Верховный Господь, в то время как Нитьянанда Прабху и Адвайта Прабху - второстепенные проявления Верховного Господа. Тем не менее, все трое относятся к категории Вишну-таттвы, Верховного Господа, и поэтому Им поклоняются все остальные живые существа. Хотя две остальные таттвы Панча-таттвы, а именно, шакти-таттва и джива-таттва, представленные, соответственно, Гададхарой Пандитой и Шривасой Тхакурой, и поклоняются Верховному Господу, считается, что они относятся к той же категории абсолюта, поскольку постоянно заняты трансцендентным служением и являются вечными спутниками Господа Чайтаньи. Бхактисиддханта Сарасвати Тхакура, святой и ученый Гаудии, резюмировал эти истины следующим образом: Чайтанья Махапрабху, Нитьянанда Прабху и Адвайта Ачарья относятся к категории шактиман-таттвы; иными словами, они представляют собой источник энергии для всего сущего. Гададхара и Шриваса, представляющие внутреннюю и пограничную энергии Господа соответственно, - это формы шакти-таттвы. Все пятеро вместе образуют Панча-таттву.
1.23 Согласно "Бхагавата Пуране" (11.5.32), кришна-варнам твишакришнам сангопангастра-паршадам/ йаджнаих санкиртана-прайаир йаджанти хи сумедхасах: "В веке Кали [нынешнюю эпоху], люди, в достаточной степени наделенные разумом, будут поклоняться Господу и Его спутникам [Панча-таттве], совершая санкиртана-йаджну [вместе воспевая и танцуя]". Согласно традиционному толкованию этого и других текстов, йуга-аватара, или Господь нашей эпохи, действительно распространивший движение санкиртаны по всему индийскому полуострову, - это Чайтанья Махапрабху. Его последователи видели в Нем эзотерическое проявление Радхи и Кришны в одном лице, они видели изначального Господа в наиболее сокровенном облике. Махапрабху всегда сопровождают Его Полная Экспансия (Нитьянанда Прабху), Его Воплощение (Адвайта Ачарья), Его Внутренняя Энергия (Гададхара Пандит) и Его Пограничная Энергия (Шриваса Тхакур). Когда бы Господь ни снисходил, Он всегда нисходит в этих пяти ипостасях.
1.24 Из этих пяти истин лишь Шри Чайтанью называют Махапрабху ("великий господин"), потому что Он занимает верховное положение даже среди проявлений Бога. Еще одно, более эзотерическое объяснение, можно сформулировать следующим образом: маха относится к махабхаве, высочайшей ступени духовного экстаза, воплощением которого является Шримати Радхарани, а прабху, что означает "Господь" или "Владыка", относится к Кришне. Поэтому "Махапрабху" указывает на совместное проявление Радхи и Кришны. Из поколения в поколение пели об этом гаудия-вайшнавы: "шри-кришна-чайтанья радха-кришна нахе анйа" (Радха и Кришна соединились вместе в форме Шри Чайтаньи Махапрабху). Или, как говорит Кришнадаса Кавираджа (Ч.Ч. Ади, 4.56-7): радха-кришна эка атма, дуи деха дхари'/ анйонйе виласе раса асвадана кари'// сеи дуи эка эбе чайтанья госани/ раса асвадибе донхе хаила эка-тхани//. "Радха и Кришна - это одна душа, у которой специально два тела, чтобы наслаждаться любовью друг друга. Но в конечном счете эти двое суть одно, и они вновь проявили свое единство в облике Чайтаньи Госвами просто для того, чтобы вкусить расы и насладиться личными взаимоотношениями".
1.25 Утверждение Кавираджи Госвами говорит об эзотерической природе явления Махапрабху. И хотя это сложная тема, тем не менее кое-что можно понять, если принять во внимание те три желания, которые, как известно, Кришна испытывал по отношению к Радхе. Он лично хотел: (а) попробовать силу Ее любви к Нему; (б) почувствовать ее глубину; (в) ощутить ее восторг. Таковы чувства, которые хотел испытать Кришна, явившись как Чайтанья Махапрабху. Развивая эту тему дальше, можно сказать следующее: форма Радхарани подобна бесконечному челну, полному любви к Кришне, и как только Кришне становится известно все его содержимое, челн увеличивается и Ее любовь усиливается. Поскольку Кришна всеведущ, Он узнаёт о Ее бесконечной любви. Тогда любовь снова усиливается. Таким образом, Господь и Его Божественная Супруга ощущают духовное развитие, у которого нет пределов. И теперь, чтобы понять до конца любовь Радхи, Кришне пришлось проявить себя в облике совершенного преданного, чья любовь подобна любви Радхи. Этот преданный и есть Чайтанья Махапрабху.
1.26 Можно возразить, что Бог всеведущ и поэтому Ему нет нужды прилагать какие-либо внешние усилия, чтобы понять свою собственную природу. Это правда, но Его явление в образе Махапрабху не внешне. Это Его собственная природа в своей наиболее эзотерической форме. Таким образом, Он не становится вне себя самого для того, чтобы понять любовь Радхи к Нему. Вернее было бы сказать, что Он сам испытывает ее в своем самом экстатическом облике Чайтаньи Махапрабху. Господь - это Личность, и у Него есть поле деятельности и свой особый образ действия. Поэтому если Он нисходит как Махапрабху, то Он просто действует так по своей собственной методике, для того чтобы ощутить любовь Радхи.
1.27 Пытаясь понять Чайтанью Махапрабху с позиций философии, можно легко сбиться с толку. Лучше всего воспринимать Его, уравновесив философию с эстетикой. В конце концов, Он личность, а не какая-то абстрактная концепция или "таттва", предназначенная для академических исследований. Его биографам пришлось немало потрудиться, чтобы описать Его несравненный лик и непревзойденные качества. Рассказывают, что Он были высоким и красивым, с золотым цветом кожи и прекрасными перевязанными нитью жемчуга черными волосами с блестящим отливом цвета воронова крыла. На Его луноподобном лице обычно можно было увидеть мягкую и сладкую улыбку, полную любви и сострадания. Тело Его смазано различными экзотическими ароматными маслами, такими, как агуру и чандана, Он носит очень красивые, но в то же время простые одежды: ярко-желтое дхоти и тонкую шаль, или габардин, на плечах, всегда чистые и свежие. Ярко-желтая тилака, сверкавшая, словно молния, дополняет Его желтые одеяния. Также сияет и Его огромная гирлянда из пяти цветов, которая раскачивается в разные стороны, когда Он танцует. Киртан Его нескончаем, и Он всегда наслаждается расой со своими близкими преданными, а также с теми, кому выпала большая удача оказаться у Него на пути. Это описание, на которое предпочитают медитировать гаудия-вайшнавы, изображает Его в ашраме домохозяина. Однако, кроме этого есть также и подробные описания Его в детском возрасте и, позже, в одеяниях санньяси, с бритой головой и выглядящим сравнительно аскетически. 
1.28 Махапрабху нельзя понять и к Нему нельзя приблизиться без милости Нитьянанды Прабху, главного гуру вселенной, служащего посредником между Махапрабху и преданным. Он - это движущий принцип Господа как в творении, так и в лилах. Эта всеобъемлющая и трудная для понимания роль Божеств подробно изложена Кришнадасой Кавираджей в пятой главе Ади-лилы "Чайтанья-чаритамриты". Если говорить вкратце, то как Баларама - это "второе тело" Господа Кришны, так и Нитьянанда Рама - это второе тело Шри Чайтаньи Махапрабху. Все остальные формы и экспансии Господа исходят из этого второго тела. Таким образом, Нитьянанда - это изначальный Санкаршана, Адипуруша, Чатурвьюха, Каранабдхишайи Вишну, Гарбходакашайи Вишну, Кширодакашайи Вишну и Лакшмана. Он - это вся Паравйома, Вайкунтха и Кришна-лока - само сердце духовного мира! Как Шеша, Он распространяет себя в зонт Господа, Его обувь, ложе, подушки, украшения, священный шнур, трон и т. д. Таким образом, проявляя свое неизмеримое могущество, Он помогает Господу в Его лилах, и Его роль "Бога-слуги" включает в себя каждое движение во вселенной. 
1.29 В лилах, проявленных на Земле, Нитьянанда Прабху старше Махапрабху более, чем на десять лет. Как и Его Господин, Он величав, и Его глаза, пьяные от любви, бешено вращаются под веками со скоростью стремительных колибри. Хотя Он беловатого цвета, как Баларама, иногда Его тело приобретает черный блеск, в силу отождествления с определенными формами Вишну. Одеяния Его подобны множеству синих лотосов, и говорится, что исходящее от Него сияние затмевает собой величие луны, восходящей на закате дня. Величие Его походки нередко сравнивали с поступью слона, и своим низким голосом Он всегда повторял: "Кришна, Кришна". Его внушительная фигура движется, словно разъяренный лев, и Он носит с собой красный посох, вид которого вселяет в сердца преданных радость, а в сердца демонов - страх. Лик Его прекрасней миллионов лун, а зубы Его от жевания бетеля стали ярко-красными. Вокруг Его стоп в экстазе пляшут шмели, жаждущие капли Его нектара. Эти же стопы украшены звонкими браслетами, красота которых дополняется золотыми серьгами и браслетами на запястьях и руках. Он совершенно беспечен, словно безумный авадхута, и никто не знает, что Он сделает в следующее мгновение. 
1.30 Как Господь Шива постоянно медитирует на Господа Санкаршану (см. "Бхагавата Пурана", 5.17.16), так и Адвайта Ачарья всегда думает о Нитьянанде Прабху. Природа Адвайты Ачарьи подробно описана в шестой главе "Чайтанья-чаритамриты" (Ади-лила). Там объясняется, что материальная природа состоит из двух причинных истин: изначальной причины действия и непосредственно материальной причины. Источником обеих причин являются различные формы Маха-Вишну, божественного правителя космического творения. Основная действенная причина всего берет свое начало прямо от Маха-Вишну, который никогда не соприкасается с материальной природой непосредственно. Этот же самый Господь распространяется в Садашиву, который выступает в качестве посредника между божественным и земным мирами. Все материальный вселенные поддерживаются за счет дыхания Маха-Вишну, который считается владыкой времени, пространства, причины и следствия, мысли, элементов, материального эго, гун природы (добродетели, страсти и невежества), органов чувств и органов действия, Вселенской формой и Господом всех живых существ в целом. Как Садашива Он также находится за пределами материи, но в этой форме Он распространяется в Шиву, то есть в одиннадцать Рудр и через посредство своей супруги, Махамайи ("Великой иллюзии"), контролирует материальные причины трехмерного мира. И Маха-Вишну, и Садашива вошли в Чайтанья-лилу как Адвайта Ачарья. Его зовут Адвайта, "не отличающийся", потому что Он не отличается от Вишну, Господа, проникающего повсюду. 
1.31 Как Садашива, Адвайта Ачарья - это причина явления Махапрабху в этом мире. Говорится, что Господь Шива всегда думает о том, как освободить обусловленные души и поднять их до трансцендентного положения (см. "Бхагавата Пурана", 4.6.37-40). Эти мысли также занимают Его ум, когда Он находится в облике Адвайты. В силу своего сострадания Он горячо молит Кришну снизойти сюда, чтобы противодействовать порокам нынешней эпохи. Сам Махапрабху подтвердил, что именно благодаря молитвам Адвайты проявил Он свои игры. Не следует забывать о том, что Садашива - это посредник между божественным и материальным мирами. Поэтому вполне естественно, что именно благодаря молитвам Адвайты Ачарьи Махапрабху явил землю Навадвипы. 
1.32 Когда Махапрабху появился на свет, Адвайта Ачарья был старшим вайшнавом Навадвипы и был уже мужчиной средних лет. И хотя в сердце своем Адвайта был настроен по отношению к Махапрабху как друг и слуга, Махапрабху иногда обращался с Ним как с духовным учителем. Обычно Адвайту изображают с седыми волосами и длинной седой бородой (хотя в некоторых текстах говорится, что Он вечно выглядел молодо). Одежды, украшающие Его крепкое и сильное тело, так же белы, как и волосы, обрамляющие Его лицо, и иногда их сверкающую белизну сравнивают с белизной луны или цветка кунды (жасмина). Взгляд Его прекрасных глаз, расположенных на луноподобном золотом лице, всегда направлен на Махапрабху. Таким образом, Он - Господь бхакт, чистых преданных Навадвипы, которые служат Ему с великим восторгом. Шри Адвайта Ачарья всегда готов даровать им такие благословения, как бесстрашие, и Он очаровал их, потому что Его сияющее тело украшено божественным знанием и премой. Великие преданные медитируют о Нем как об источнике трансцендентной радости и причине явления Махапрабху в этом мире. 
1.33 Гададхара Пандита - личность сложная. Теологически Он считается шакти Кришны и описывается по-разному: как непосредственное воплощение Радхарани, как воплощение сияния Радхарани и как источник всех безупречных преданных, относящихся к категории сакхи, или гопи. Поскольку Он относится к Радха-таттве, Его взаимоотношения с Махапрабху необычны: 'гададхара-прана-натха' нама хаила йайа: "[Чайтанью Махапрабху] называют "Гададхара-прананатха", то есть "жизнью и душой Гададхары Пандита". И далее, гададхара гауранга бали йанре локе гайа: "все знают Господа как "Гадаира Гауру" - Господа Гаурангу [Махапрабху], "который принадлежит Гададхаре Пандите". (см. Ч.Ч. Антйа, 7.163-4) Поэтому считается, что взаимоотношения между Махапрабху и Гададхарой Пандитой не только чрезвычайно близки, но также и запутанны. Например, поскольку Махапрабху - это и Радха, и Кришна, а Гададхара - это фактически Радха, то иногда кажется, будто происходит непонятное сочетание духовных сущностей. Таково толкование непреданных. Никогда не следует распространять мирскую ограниченность на духовных личностей, и поступать так - значит показывать свое незрелое понимание их трансцендентной природы. Более того, поскольку как Махапрабху, так и Гададхара Пандита являются проявлениями Радхи, внутренняя бхава Гададхары Пандиты отлична от бхавы Махапрабху, который не всегда проявляет бхаву Радхи, и, если и проявляет, то обычно это Радха, переживающая разлуку. Но настроение Гададхары больше похоже на настроение Рукмини, царицы Кришны, и поэтому Он всегда испытывает благоговение перед могуществом Господа и при любых обстоятельствах покорен Ему. (см. Ч.Ч. Антйа, 7.142-145) Эти качества относят Гададхару к правому крылу гопи (т.е. послушных, зависимых и покорных), в то время как Махапрабху, исполненного мыслей Радхи, и Джагадананду, другого близкого спутника, которого отождествляют с Сатйабхамой, царицей Кришны, отно
спонсоры раздела

Оцените статью:

  Рейтинг: 4,75 - 4 голосов

Поделитесь новостью с друзьями:

Подписаться на новости и статьи сайта
Похожие статьи
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Введите ваш комментарий:
Ваше имя:
Ваша почта:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Внимание, перед отправкой своего
сообщения ознакомьтесь:
- с положением об ответственности
за оставленный комментарий/отзыв
- с правилами пользования sitename.ru