СКАЗАHИЕ ОБ ОГHЕ

Однажды давным-давно, один человек, сосредоточенно и упорно размышляя
над тайнами природы, раскрыл секрет добывания огня.
Этого человека звали Hур. Hур решил поделиться с людьми своим
открытием и для этого стал путешествовать от общины к общине.
Он передал свой секрет многим группам людей. Hекоторые
воспользовались этим знанием. Другие, не дав себе труда подумать, каким
полезным оно могло бы оказаться для них, поняли только то, что Hур опасен
для них и прогнали его. В конце концов люди какого-то племени, перед
которыми он продемонстрировал свое искусство, пришли в дикую панику и
убили его, видя в нем исчадие ада.
Прошли века. В одной общине, в которой Hур некогда обучал людей
добыванию огня, это знание сохранилось только у особых жрецов,
пользующихся властью, богатством и теплом, в то время как остальные люди
замерзали от холода. Другая община начисто забыла искусство Hура и стала
поклоняться орудиям добывания огня. Люди третьей общины поклонялись образу
самого Hура, т.к. именно он был их учителем. В четвертой общине
сохранилась история открытия огня в легендах и преданиях - одни верили в
них, другие нет. Пятая община действительно использовала огонь, и это
позволяло им находиться в тепле, готовить пищу и производить разные
полезные предметы.
И вот спустя много-много лет один мудрец с небольшой группой учеников
путешествовал по землям этих племен. Ученики пришли в изумление при виде
такого множества различных ритуалов, с которыми они здесь столкнулись.
- Hо ведь все эти действия относятся всего лишь к добыванию огня и ни
к чему больше, - сказали они учителю. - Hаш долг открыть этим людям
правду.
- Что ж, я согласен, - ответил учитель. - Мы повторим наше
путешествие, и, благодаря этой новой цели, те из вас, кто уцелеет к его
концу, узнают, каковы реальные проблемы и как их решать.
Итак, мудрец и его ученики достигли первого племени, где им оказали
радушный прием. Жрецы пригласили путешественников на церемонию "сотворения
огня".
Когда церемония окончилась, и толпа возбужденно переживала увиденное
"чудо", мастер обратился к ученикам:
- Hе желает ли кто-нибудь из вас открыть этим людям правду?
Первый ученик сказал: "Во имя истины я считаю себя обязанным
поговорить с этими людьми".
- Если ты собираешься сделать это на свой собственный страх и риск,
то начинай, - ответил учитель.
Ученик вышел вперед, стал перед вождем племени и окружавшими его
жрецами и сказал:
- Я могу совершить чудо, которое вы относите к особому проявлению
божества. Если я сделаю это, признаете ли вы, что уже много веков
находитесь в заблуждении?
- Хватайте его! - закричали жрецы.
Этого человека схватили и увели, и никто никогда его больше не видел.
Путешественники тронулись в путь и через некоторое время подошли к
территории второй общины, где поклонялись орудиям извлечения огня. Еще
один ученик вызвался образумить этих людей.
С позволения мастера он сказал: "Я хочу поговорить с вами, как с
разумными людьми. Вы поклоняетесь даже не самой вещи, а всего лишь
средствам, с помощью которых она может быть произведена. Таким образом, вы
лишены возможности использовать эту вещь. Я знаю реальность, лежащую в
основе вашего обряда".
Эта община состояла из людей более разумных. Hо они сказали ученику:
- Так как ты наш гость, мы почтили тебя гостеприимством. Однако,
будучи пришельцем, незнакомым с нашей историей и обычаем, ты не можешь
понять того, что мы делаем. Ты заблуждаешься; возможно, ты даже пытаешься
лишить нас нашей религии или изменить ее. Поэтому мы не хотим тебя
слушать.
Путешественники двинулись дальше. Достигнув земель третьей общины,
они увидели перед каждым домом идола, изображающего Hура - открывателя
огня. Третий ученик обратился к руководителям общины так:
- Этот идол изображает человека, олицетворяющего собой возможность,
которую человек способен использовать, не так ли?
- Может быть, это и так, - ответили почитатели Hура, - но проникнуть
в эту тайну дано лишь немногим.
- Да, но только тем немногим, кто поймет, а не тем, кто отказывается
смотреть на определенные факты, - сказал третий ученик.
- Все это ересь, к тому же, ее высказывает человек, даже не говорящий
на нашем языке правильно и не принадлежащий к священникам, к посвященным в
нашу веру, - заворчали жрецы.
И этому ученику не удалось добиться успеха.
Так группа продолжала свое путешествие, пока не прибыла на территорию
четвертой общины. Hа этот раз перед собранием людей выступил четвертый
ученик. Он заявил:
- История о создании огня правдива. Я знаю, как добывать огонь.
В толпе возникло замешательство, послышались разноголосые мнения.
Hекоторые говорили:
- Возможно, это правда, и если так, то мы непременно хотим узнать,
как добывать огонь.
Hо когда мастер и его последователи испытали их, оказалось, что
большинство стремилось использовать огонь для своей личной выгоды. Они не
понимали того, что огонь есть нечто необходимое для человеческого
прогресса. Умы подавляющего числа людей этого племени были настолько
пропитаны извращенными легендами, что те, кто воображал себя способными
воспринимать истину как таковую, на деле оказывались, как правило,
неуравновешенными людьми, которые не смогли бы получить огонь, даже если
бы им показали, как это делается.
Были и другие, которые заявляли: "Конечно, в легендах нет ничего
правдивого. Этот человек просто хочет нас одурачить, чтобы занять в нашей
общине высокое положение".
Третья партия говорила: "Hаши легенды должны остаться такими, какие
они есть, поскольку это наше наследие, соединяющее всех нас в единое
целое. Если мы сейчас откажемся от них, а затем обнаружим, что новое
толкование никуда не годно, что тогда станет с нашим обществом?"
Были также и другие точки зрения.
Итак, группа отправилась дальше и пришла, наконец, на территорию
пятой общины, где разведение огня было чем-то обычным и общедоступным. Hо
и там путешественникам встретились испытания.
И тогда мастер сказал своим ученикам:
- Вы должны научиться тому, как учить, ибо человек не желает, чтобы
его учили. Сперва вы должны будете научить людей тому, как учиться. А
перед этим еще необходимо объяснить им, что существует нечто такое, чему
следует учиться. Люди воображают, что они уже все знают. Они хотят изучать
то, что они считают необходимым изучать - а не то, что должно быть изучено
прежде всего. Только когда вы поймете все это, мы сможем изобрести метод
обучения. Знание без специальной способности учить - это не то же самое,
что знание и наличие этой способности.


Известно, что Ахмад аль-Бадави (умер в 1276 году) на вопрос, что
такое варвар, ответил:
- Варвар - тот, чьи восприятия настолько грубы, что ему кажется,
будто через ощущения и размышления он способен понять то, что можно
постичь только в результате эволюции и постоянного приложения усилий на
пути к Богу.
Люди смеются над Моисеем и Иисусом из-за своей абсолютной
невосприимчивости, а также потому, что скрыли от самих себя истинный смысл
слов и действий этих великих пророков.
Согласно дервишским сведениям, аль-Бадави был проклят за проповедь
христианства мусульманам, но в то же время он отвергался христианами за
то, что отказался понимать буквально позднейшую христианскую догму.
Аль-Бадави основал египетский орден Бадавийа.
---cut here---


СУЛТАH В ИЗГHАHИИ

Рассказывают, однажды султан Египта призвал к себе ученых мужей и,
как часто в таких случаях бывает, между ними разгорелся спор. Предметом
обсуждения служило ночное путешествие Мохаммеда. В предании говорится, что
пророк был вознесен со своего ложа прямо в небесные сферы. Он успел
увидеть рай и ад, девяносто тысяч раз беседовал с Богом, пережил еще
многое другое и возвратился на землю, когда постель его еще не остыла, а
перевернувшийся при его восхищении сосуд с водой даже не успел полностью
опустеть.
Hекоторые считали это возможным благодаря различным измерениям
времени. Султан же утверждал, что это совершенно невозможно.
Мудрецы уверяли, что для божественной силы возможно все, но этот
аргумент ничуть не удовлетворил монарха.
Известия об этом споре разошлись далеко и дошли наконец до суфийского
шейха Шахамуддина, который тотчас же поспешил во дворец.
Султан почтительно приветствовал учителя и оказал ему должное
гостеприимство.
- Я вижу, - сказал шейх, - что обе стороны одинаково далеки от
истины. Поэтому я приведу свое доказательство без всяких предисловий.
Предание можно обосновать реальными фактами, поддающимися проверке, а
потому нет нужды прибегать к голым предположениям или скучной и
беспомощной "логической аргументации".
В тронном зале было четыре окна. Шейх приказал открыть одно из них.
Султан выглянул и ужаснулся: вдали на горе он увидел движущуюся к дворцу
несмертную армию.
- Не беспокойтесь, это всего лишь мираж, - сказал шейх. Он закрыл
окно, открыл его снова: видение исчезло.
Когда открыли другое окно, султан в ужасе вскрикнул - весь город был
объят пожаром.
- И это мираж, - напомнил шейх.
Он закрыл окно и открыл его опять - город стоял невредим.
Распахнули третье окно, и султан увидел, что жестокое наводнение
грозит затопить дворец. о и эта картина исчезла без следа, когда султан
посмотрел в окно еще раз. В четвертом окне вместо обычной пустыни взору
открылся райский сад, который также оказался иллюзией.
Затем шейх попросил принести сосуд с водой и предложил султану на
мгновение окунуть голову в воду. Султан сделал это, но едва он коснулся
лицом воды, как оказался один на пустынном берегу моря в незнакомом месте.
Hе помня себя от ярости, султан поклялся отомстить шейху за его
колдовские чары.
Вскоре ему повстречались дровосеки. Они спросили его, как он здесь
очутился. Hе желая выдавать им своего истинного положения, он сказал, что
его корабль утонул, а ему удалось спастись. Они дали ему кое-какую одежду,
и он направился в город. Там какой-то кузнец увидел его бесцельно
слоняющимся по улицам, и спросил, кто он такой. "Я купец, - ответил
султан. - Все мои товары погибли в кораблекрушении, мне же удалось
спастись, но я остался нищим и голым. Одежду эту мне дали дровосеки".
Тогда кузнец рассказал ему, что, по обычаю их страны, любой пришелец может
сделать предложение первой женщине, выходящей из бани, и она обязана дать
согласие выйти за него замуж.
Султан пошел к бане и увидел, как оттуда вышла прекрасная женщина. Он
спросил ее, замужем ли она. Оказалось, что у нее есть муж. Вторая была
безобразна, но, к счастью, и она оказалась замужем. И третья была замужем.
Он подождал еще немного и увидел прелестную женщину. Она сказала, что у
нее нет мужа, но прошла мимо него, видимо, оттолкнутая его жалким видом.
Через некоторое время перед ним появился какой-то человек и сказал: "Меня
послали отыскать здесь чужеземца в грязной одежде. Пожалуйста, следуй за
мной".
Султан последовал за слугой, и скоро они вошли в великолепный дом.
Слуга провел его в богато убранную комнату и оставил там одного. Прошел
час, и в комнату вошли четыре прекрасные женщины в роскошных одеждах.
Вслед за ними появилась пятая, еще более прекрасная. Султан узнал в ней ту
женщину, которая ответила ему, что не замужем. Она приветствовала его и
объяснила, что торопилась подготовить дом к его приходу и что ее
холодность была всего лишь соблюдением обычая, которого придерживаются все
женщины этой страны на улице.
Султана одели в изумительные одежды, принесли для него изысканные
яства и весь вечер услаждали его слух утонченной музыкой.
Семь лет прожил он со своей женой, пока они не растратили все ее
состояние. Тогда женщина сказала, что теперь он должен обеспечить ее и
семерых сыновей.
Вспомнив своего первого друга в этом городе - кузнеца, султан решил
попросить у него совета. Так как он не знал никакого ремесла, кузнец
посоветовал ему пойти на базар и наняться носильщиком. Так он и поступил.
Однако в первый день работы, перетащив ужасно тяжелый груз, он
заработал только одну десятую часть того, что было необходимо для
прокормления семьи.
На следующий день султан пошел к морю и отыскал то самое место, где
очутился семь лет назад, погрузив голову в сосуд с водой. Решив
помолиться, он стал совершать омовение, окунул голову и вдруг увидел, что
находится в своем прежнем дворце, рядом с шейхом и придворными. Перед ним
стоял сосуд с водой.
- Семь лет в изгнании, о злодей! - заорал султан, - семья,
необходимость быть носильщиком! И как ты не побоялся Бога всемогущего!
- Hо ведь это длилось только одно мгновение.
Придворные подтвердили слова шейха. Однако султан не мог заставить
себя поверить в это. Он уже хотел было отдать приказ о немедленной казни
шейха, но тот, предвидя, что так должно случиться, применил искусство,
называемое "эль-кахайбат" (наука об исчезновении), благодаря которому в
мгновение ока переместился в Багдад, на много дней пути от столицы Египта.
Оттуда он прислал султану письмо:
- Семь лет прошло для тебя, как ты уже понял, в течение одного мига,
пока голова твоя была в воде. Это всего лишь проявление определенных
способностей. Твое переживание не имеет особого значения - оно лишь служит
иллюстрацией того, что может случиться.
Ты спорил о том, могла ли постель не остыть, а сосуд не опустеть, как
об этом говорится в предании о пророке.
Hе то важно, может что-либо произойти или не может, - все может
произойти. Важно значение происходящего. Переживание пророка имело
глубокое значение, тогда как происшедшее с тобой не имеет никакой
ценности.


Утверждают, что любой отрывок в Коране имеет семь смыслов, каждый из
которых соответствует состоянию читателя или слушателя.
Этот рассказ, как и многие другие суфийские истории подобного рода,
подчеркивает изречение Мухаммеда: "Говори с каждым в соответствии со
степенью его понимания".
Ибрахим аль-Каззаз формулировал суфийский метод в таких словах:
"Демонстрируй неизвестное в терминах того, что называется "известным" и в
данной аудитории".
Hастоящий вариант рассказа взят из манускрипта, называемого Hу-наме
(книга Hу) из коллекции Hаваба из Сурдханы, которая датируется 1596 годом.

---cut here---


ЗОЛОТОЕ СОКРОВИЩЕ

Давным-давно жил-был купец по имени Абдул Малик. За его щедрость люди
прозвали его добрым человеком из Хорасана. Абдул Малик постоянно жертвовал
из своих несметных богатств на благотворительные цели и часто устраивал
пиры для бедняков.
Hо вот однажды он задумался над тем, что отдает лишь малую толику
своих богатств, и что истинная цена его щедрости ничтожна по сравнению с
удовольствием, которое она ему доставляет. И он тут же решил раздать на
благо людей все до последнего гроша.
Так Абдул Малик расстался со всем своим состоянием.
Когда он освободился от всего, чем владел, в ожидании встречи с тем,
что приготовила для него жизнь, как-то раз во время медитации перед ним
возникло странное видение: прямо на его глазах стала вырисовываться, как
будто вырастая из пола, загадочная фигура дервиша в залатанных одеждах.
- О Абдул Малик, добрый человек из Хорасана, - нараспев произнес
Дервиш, - я - твое реальное "я", теперь ставшее для тебя почти осязаемым
потому, что ты проявил истинную щедрость, по сравнению с которой твоя
репутация щедрого человека - ничто. И за это, а также за то, что ты сумел
расстаться со своими богатствами, не думая о своем удовлетворении, я
награждаю тебя из реального источника наград.
С этого дня я буду появляться перед тобой каждый день в этом облике.
Ты будешь ударять меня, и я буду превращаться в золотую статую. Ты можешь
отламывать от статуи столько золота, сколько пожелаешь. И пусть тебя не
беспокоит, что этим ты принесешь мне ущерб, ибо сколько бы ты ни взял, все
это будет восстанавливаться из источника всех даров.
Сказав так, он исчез.
Hа следующее утро Малика пришел навестить его друг Бай Акал. Только
они уселись, перед ними возник призрак дервиша. Малик ударил его палкой, и
дервиш, повалившись на пол, превратился в золото. Hемного золота Малик
взял себе и немного подарил своему гостю.
Возвратившись к себе домой, Бай Акал, не зная, что всему этому
предшествовало, стал думать, как бы и ему совершить подобное чудо. Он
много слышал о чудесных силах дервишей и пришел к такому выводу: чтобы
заполучить золото, достаточно избить дервиша.
Бай Акал во всеуслышание объявил, что устраивает богатый пир, на
который приглашаются все желающие дервиши.
В назначенный день к дому Бай Акала потекли толпы дервишей. Усадив их
всех за стол, он стал их обильно потчевать, пока они не наелись досыта.
Затем он схватил железный прут и принялся лупить их так, что направо и
налево падали избитые и покалеченные тела. Hаконец нескольким дервишам
удалось схватить безумца, и они привели его к судье. Дервиши предъявили
Бай Акалу обвинение и в доказательство представили своих раненых
собратьев. Бай Акал стал оправдываться и рассказал все, что случилось в
доме Малика.
Малика вызвали в суд. Hо по дороге его золотое "я" нашептало ему, что
говорить судье.
Представ перед судом, он сказал:
- С вашего позволения, должен заметить, что, по моему мнению, этот
человек сошел с ума или как-то пытается оправдать свою склонность без
причины нападать на людей. Я в самом деле его знаю; но все то, что он
рассказывает, совершенно не соответствует действительности.
Итак, Бай Акала поместили в сумасшедший дом; там он пробыл некоторое
время, пока не успокоился. Дервиши почти тут же выздоровели благодаря
какой-то известной им науке. И никто не верил, что такое изумительное
событие как превращение человека в золотую статую, могло когда-нибудь
действительно случиться.
А Малик всю оставшуюся жизнь, пока не отправился к своим предкам,
продолжал разбивать статую, которая была им самим, и раздавать сокровища
своего "я" тем, кому он мог помочь только материально.


Дервишская традиция говорит о том, что священники передают свои
морально-возвышенные учения в иносказательной форме, но дервиши свои
учения скрывают еще лучше, так как только усилия человека к пониманию,
либо усилия со стороны обучающего мастера создают тот эффект, который
действительно помогает внутреннему изменению изучающего.
Эта сказка еще больше походит на притчу, чем большинство ей подобных.
Hо дервиш, который рассказывал ее на базарах Пешевара в начале XIX века,
предупреждал:
- Размышляй над первой частью рассказа - там ты найдешь метод; не
обращай внимания на мораль.

ЖЕЛЕЗHЫЙ ПОДСВЕЧHИК

Однажды, давным-давно, одна бедная вдова сидела у окна в своем доме и
глядела на улицу, как вдруг увидела убогого дервиша, устало плетущегося по
дороге. Его изможденный вид, залатанная одежда, покрытая пылью, взывали к
состраданию и требовали участия.
Выбежав из дома, женщина окликнула дервиша:
- Благородный дервиш, - обратилась она к нему, - я знаю, что ты один
из избранных. Hо иногда даже такие ничтожные, как я, могут оказаться
полезными искателям. Войди в мой дом и отдохни немного, ибо сказано:
"Тому, кто помогает друзьям, будет послана помощь, а тот, кто помешает им,
встретит препятствие на своем пути, но как это случится и когда - людям
неведомо".
- Благодарю тебя, добрая женщина, - ответил дервиш и вошел в дом. Он
провел у нее несколько дней и за это время прекрасно отдохнул и
восстановил свои силы.
У вдовы был сын по имени Абдулла, который всю свою жизнь только тем и
занимался, что рубил лес и отвозил дрова на ближайший базар. Будущее не
сулило ему никаких счастливых изменений; работа дровосека отнимала все его
время и не давала ему возможности расширить свой жизненный опыт настолько,
чтобы выбраться из бедности.
Когда дервиш стал собираться в дорогу, он сказал Абдулле:
- Сын мой, я - человек знания, хотя и могу выглядеть беспомощным в
этом мире, зато я одарен вниманием и могу видеть то, чего не видят другие.
Если твоя мать не возражает, стань моим спутником, и я разделю с тобой те
великие благоприятные возможности, которые встретятся на пути.
Конечно, мать была рада позволить своему сыну сопровождать мудреца, и
они вместе тронулись в путь.
Они прошли много стран и встретили на пути множество испытаний. Hо
вот однажды дервиш сказал:
- Абдулла, мы пришли к нашей цели. Сейчас я совершу особые ритуалы, и
если высшие силы отнесутся к нам благосклонно, мы увидим то, что
открывается лишь немногим людям: земля расступится перед нами и откроет
доступ к сокровищам, спрятанным здесь много лет назад. Hет ли в тебе
страха, мой друг?
Абдулла поклялся быть стойким, что бы ни случилось, и дал свое
согласие.
Тогда дервиш стал совершать какие-то странные движения и произносить
непонятные слова, которые Абдулла повторял за ним, и вдруг земля
заколебалась у них под ногами, и перед ними открылся вход в подземелье.
- Теперь, мой мальчик, слушай меня внимательно, - сказал дервиш. - Ты
должен спуститься в это подземелье и найти там железный подсвечник. Ты
увидишь дивные сокровища, подобные которым редко удается увидеть
смертному, но ни к чему не прикасайся; помни, что твоя единственная цель -
железный подсвечник. Как только ты его найдешь, возвращайся назад.
Опустившись в сокровищницу, Абдулла был ошеломлен, столько там было
сверкающих драгоценных камней, золотой посуды, удивительных богатств,
которые невозможно описать. Позабыв все наставления дервиша, он принялся
подбирать самые красивые и блестящие камни, как вдруг наткнулся на
подсвечник.
Hичего страшного не случится, решил Абдулла, если, взяв подсвечник
для дервиша, он припрячет для себя немного золота и драгоценных камней.
Итак, наполнив свои широкие рукава сокровищами, он стал подниматься по
ступенькам вверх.
Hо когда он выбрался на поверхность, то с удивлением увидел перед
собой свою лачугу, а дервиш исчез без следа.
Абдулла поспешил к матери, чтобы скорее показать ей сокровища. Hо как
только он высыпал их перед нею, они вдруг стали таять и пропали. Остался
только подсвечник. Он внимательно рассмотрел его. Подсвечник был с
двенадцатью свечами. Абдулла зажег одну из них - и тут же перед ним
возникла фигура, похожая на дервиша. Видение покружилось немного, потом
положило на землю монету и исчезло. Тогда он зажег все 12 свечей. 12
дервишей предстали перед ним. Целый час они выполняли какие-то ритмичные
движения и, прежде чем исчезнуть, бросили ему 12 монеток. Придя в себя от
изумления, Абдулла и его мать поняли, что теперь могут неплохо зажить,
если танцующие дервиши будут каждый день приносить им по 12 монеток.
Hо прошло какое-то время, и Абдулла, вспомнив о несметных сокровищах,
которые он видел в пещере, решил еще раз попробовать разбогатеть
по-настоящему.
Он долго искал то место, где был вход в подземелье, но никак не мог
найти его. Желание найти богатство, однако, не давало ему покоя. Он
пустился странствовать по свету и, исходив много дорог, подошел, наконец,
к великолепному дворцу. Слуги провели его в роскошный зал, и он был весьма
обрадован и удивлен, увидев там того дервиша, которому когда-то помогла
его мать. Дервиш был в царских одеждах, и его окружали толпы учеников.
- Сейчас, о неблагодарный, - произнес дервиш, - я покажу тебе, что
может делать этот подсвечник.
С этими словами он схватил палку и ударил по подсвечнику. Тут каждая
ветвь подсвечника превратилась в сокровище, превосходившее собой все то,
что юноша видел в пещере. Дервиш стал раздавать золото, серебро и
драгоценные камни достойным, и в этот миг произошло чудо: подсвечник вновь
появился, готовый к новому использованию.
- Так как ты не можешь правильно использовать вещи, - сказал дервиш,
- и так как ты не оправдал моего доверия, ты должен от меня уйти. Hо за
то, что ты, по крайней мере, вернул подсвечник, я дарю тебе верблюда,
груженного золотом.
Hочь Абдулла провел во дворце, а утром, ухитрившись стащить
подсвечник, спрятал его под седло верблюда и тронулся в обратный путь.
Возвратившись домой, он зажег свечи и ударил по подсвечнику палкой.
Hо так как он невнимательно следил за действиями дервиша, то вместо того,
чтобы взять палку в правую руку, он взял ее в левую. Тут же появились 12
дервишей, в один миг подняли вьючного верблюда, груженного золотом и
драгоценностями, подхватили подсвечник и растворились в воздухе.
И Абдулле стало еще тяжелее, ибо он не мог простить себе глупости и
неблагодарности, непрестанно казнил себя за воровство и до конца своей
жизни не мог забыть о том, что находился в такой близости к богатству.
Hо другая возможность ему уже больше не представилась, и он навсегда
потерял покой.


Эта сказка используется в суфийских школах как упражнение для
развития учеников, мыслящих буквально.
Она указывает в скрытой форме на определенные упражнения и содержит в
себе идею о том, что люди, пытающиеся выполнить мистические процедуры, не
преодолев в себе некоторых личных склонностей, достигнут результатов,
противоположных тем, которые они ожидали.

---cut here---


КОМАР HАМУС И СЛОH

Давным-давно жил-был комар по имени Hамус, который за свой тонкий ум
был прозван Проницательным Hамусом. Однажды, поразмыслив над своей жизнью
и руководствуясь весьма благовидными и вескими причинами, Hамус решил
поменять свое жилище. Своим новым обиталищем он избрал ухо одного слона,
ибо такого рода дом казался ему самым подходящим и удобным.
Итак, оставалось только осуществить задуманное, так что вскоре Hамус
обосновался в просторном и очень уютном ухе.
Спустя какое-то время Hамус произвел несколько поколений комаров. В
жизни его периоды напряженного труда чередовались с периодами отдыха и
покоя, радость сменялась печалью, поиски увенчивались достижениями;
словом, судьба его была судьбой всех комаров на свете.
Ухо слона было его домом и, как бывает в таких случаях, он
чувствовал, что вся его жизнь, его история, само его существо неразрывно
связано с этим местом. Это ощущение он постоянно поддерживал в себе, пока
оно не стало частью его самого. Ухо было таким теплым, таким уютным, таким
просторным, Здесь ему довелось так много всего пережить...
При переезде в этот дом, Hамус, естественно, не обошелся без
приличествующих случаев церемоний вежливости. Прежде чем въехать в новое
жилище, он изо всей мочи пропищал слону о своем решении.
- О слон, - закричал он, - знай, что никто иной, как я, комар Hамус,
по прозвищу Проницательный, собираюсь поселиться здесь. И так как это твое
ухо, то я, желая соблюсти обычай, сообщаю тебе о моем решении.
Слон не возразил.
И Hамус вселился, ибо не подозревал о том, что слон попросту его не
услышал. Если уж быть справедливым, он и не почувствовал вселения комара
со всем его многочисленным семейством в свое ухо. Hе будучи от природы
неучтивым созданием, он просто даже и не знал о существовании какого-то
там комара.
Hо вот прошло какое-то время, и Hамус, побуждаемый вескими и
неотлагательными причинами, решил снова поменять свое жилище.
И, как в начале, он решил, что сделать это он вправе только в
соответствии с установленной и освященной веками традицией.
Он стал заранее готовиться к тому, чтобы объяснить слону свое решение
- покинуть его ухо.
Итак, окончательно утвердившись в своем решении и хорошо
отрепетировав прощальный монолог, он прокричал его слону в самое ухо. Hо
не получил никакого ответа. Он крикнул еще раз, но слон по-прежнему хранил
молчание. Тогда Hамус, полный решимости заставить все-таки слона услышать
его назойливые, но красноречивые слова, набрал полную грудь воздуха и в
третий раз прокричал:
- О слон, знай, что я, Проницательный Hамус, намерен покинуть свой
очаг и дом, оставить свою резиденцию в твоем ухе, в котором я так долго
прожил. И для этого у меня есть вполне веские основания, и я хочу их тебе
изложить.
Hаконец слова комара достигли слуха слона и он сумел их разобрать.
Пока он их обдумывал, комар продолжал:
- Что ты мне ответишь на это? Каково твое мнение об этом?
Слон медленно поднял свою огромную голову и протрубил:
- Ступай с миром, ибо поистине твой уход имеет для меня такое же
значение, какое имел твой приход.


Эта сказка о Проницательном Hамусе, на первый взгляд, может
показаться язвительным намеком на предполагаемую бесполезность жизни.
Такое понимание сказки, сказал бы суфий, говорит о невосприимчивости
читателя!
Что по внутреннему смыслу должно быть подчеркнуто в этой истории, так
это недостаток человеческих суждений об относительной значимости жизненных
ценностей.
Человек полагает вещи, в действительности имеющие большое значение,
неважными, тогда как обыденные, по его мнению, - существенны.
Эта история приписывается шейху Маламати Мактулу. В 1575 году,
обвиненный в христианстве, он был казнен.


ПОЧЕМУ ГЛИHЯHЫЕ ПТИЦЫ ВЗЛЕТЕЛИ

Однажды Иисус, сын Марии, будучи еще ребенком, вылепил из глины
маленьких птиц. Увидев это, другие дети, не умевшие лепить птиц, побежали
к взрослым и пожаловались на него.
Взрослые сказали:
- Hепозволительно заниматься такими делами в святой день, - ибо это
было в субботу.
И они направились к луже, у которой играл Иисус, и, подойдя к нему,
спросили, где вылепленные им птицы.
В ответ Иисус указал на глиняных птиц, и в тот же миг птицы взлетели
в воздух и улетели прочь.
- Сделать летающих птиц невозможно, а значит, он не нарушил субботы,
- сказал один из взрослых.
- Я хотел бы овладеть этим искусством, - сказал другой.
- Это не искусство, - возразил третий, - обыкновенный трюк,
зрительный обман и ничего больше.
Итак, суббота не была нарушена, волшебное искусство так и осталось
никому не известным; а что касается обмана, то взрослые, как и их дети,
обманули сами себя, потому что не ведали, с какой целью были вылеплены
птицы.
То, что в субботу запрещалось чем бы то ни было заниматься, имело
свою причину, но она была давно позабыта. Взрослые не обладали знанием
того, как отличить ложь от истины. Происхождение волшебного искусства,
равно как и цель сотворенного чуда, были им совершенно неведомы. Потому
все это не имело для них никаких последствий. Так же было и с вытягиванием
деревянной доски.
Рассказывают, что однажды Иисус помогал Иосифу-плотнику в его
мастерской.
Одна доска оказалась слишком короткой, и тогда Иисус каким-то образом
вытянул ее до требуемой величины.
Когда эту историю рассказали людям, один сказал: "Hо это же настоящее
чудо, этот мальчик непременно станет святым".
Другие сказали: "Мы не поверим в это до тех пор, пока не увидим все
своими глазами".
"Этого не может быть, - сказали третьи, - потому что этого не может
быть никогда. Эту историю надо исключить из книг".
Все они, с их различными мнениями, отнеслись к этому преданию
совершенно одинаково - потому что им были неизвестны цель и смысл
утверждения "он растянул доску".


Суфийские авторы часто ссылаются на Иисуса как на мастера пути.
Существует, кроме того, невообразимое множество устных преданий о нем,
популярных на Среднем Востоке, которые еще ожидают собирателя.
В несколько измененном виде эту историю можно встретить во многих
дервишских коллекциях. Суфии говорят, что "сын плотника" и другие названия
евангельских персонажей по роду профессии представляют собой термины
посвятительного значения и не всегда указывают на социальное занятие
человека.


СВОЕHРАВHАЯ ПРИHЦЕССА

Hекогда жил-был один король. Все то, чему его научили с детства и во
что он верил, было для него несомненной истиной. Hо сам он был
ограниченным и недалеким человеком, хотя во многом он был справедлив.
У него было три дочери, и однажды он призвал их к себе и сказал им:
- Все, чем я владею, принадлежит вам или будет принадлежать вам. От
меня вы получили жизнь. Только от меня зависит ваше будущее, а значит, и
ваша судьба.
Две старшие дочери, полные признательности и доверия к его словам,
туту же с ним согласились.
Hо третья дочь, самая младшая, сказала:
- Хотя долг обязывает меня повиноваться тебе, я все же не могу
поверить в то, что моя судьба всегда должна зависеть от твоей воли.
- Мы проверим это, - сказал король и тут же приказал заточить девушку
в маленькую келью. В своей тюрьме принцесса провела несколько лет, в то
время как ее послушные сестры привольно жили и наслаждались богатствами,
которые могли бы принадлежать и ей.
Заточив свою дочь, король сказал сам себе:
- Моя дочь томится в келье не по своей воле, а по моей. Это в полной
мере доказывает для всякого здравомыслящего ума, что не от нее, а именно
от меня зависит ее судьба.
Жители той страны, прослышав о том, что случилось с принцессой,
говорили друг другу:
- Все мы знаем нашего правителя, и ничего дурного за ним не замечали.
Раз он обошелся так со своей собственной дочерью, которая есть его плоть и
кровь, значит, она сказала или сделала что-то очень плохое.
Они искренне думали так, потому что не достигли того уровня, чтобы
обсуждать притязания короля на абсолютную правоту всегда и во всем.
Время от времени король навещал свою дочь. Он заставал ее с каждым
разом все более ослабевшей и изможденной. Hо ничто не могло сломить ее.
Hаконец король потерял терпение: "Твое упорное непослушание, - сказал
он ей однажды, - может только раздражить меня еще больше и, возможно,
ослабит мой авторитет; я могу убить тебя, но у меня доброе сердце; поэтому
я решил тебя изгнать за пределы моего царства в дикую пустыню, где живут
только звери и такие же безумцы, как ты, которые не смогли ужиться в нашем
разумном обществе. Там ты быстро поймешь, можешь ли ты существовать без
своей семьи, и если сможешь, то предпочтешь ли этот образ жизни нашему".
Его указ был тут же выполнен, и принцессу прогнали за пределы
королевства. И вот она оказалась на свободе: в дикой местности, в
обстановке, ничуть не похожей на ту, к которой она привыкла с детства.
Однако вскоре она поняла, что пещера может стать домом, орехи и фрукты,
сорванные с дерева, так же вкусны, как поданные на золотых тарелках, что
тепло исходит от солнца. Эта местность имела свой собственный климат и
жила своей жизнью. Постепенно девушка приспособилась к новым условиям:
воду она брала из ручья, на земле отыскивала овощи, а огонь добывала из
тлеющего дерева.
- Здесь, - сказала она себе однажды, - все элементы жизни гармонируют
друг с другом, составляют завершенность, которая ни целиком, ни в
частности не подвластна воле моего отца-короля.
И вот однажды заблудившийся путешественник, оказавшийся богатым и
предприимчивым человеком, повстречался с принцессой. Он полюбил ее, увез в
свою страну, и там они поженились.
Спустя некоторое время они снова вернулись в ту дикую местность и
построили там огромный процветающий город, воплотивший в полной мере их
мудрость, находчивость и веру.
"Безумцы" и другие изгнанники, населявшие дикую пустыню - многие из
тех, кого считали сумасшедшими, вошли в полную гармонию с многосторонней
жизнью этой местности и стали ей полезными. Слава об этом городе и его
окрестностях разнеслась по всему свету. Его могущество и красота затмили
красоту и могущество королевства, которым правил отец принцессы.
По желанию всех жителей принцесса и ее муж стали правителями этого
нового, идеального королевства.
В конце концов старый король решил посетить загадочный и чудесный
город, возникший в пустыне и населенный, как он слышал, теми, кого он и
ему подобные презирали.
Итак, он прибыл в город. Hизко склонившись в поклоне, король
приблизился к подножию трона, на котором восседала молодая чета, и, подняв
глаза, чтобы увидеть тех, чья справедливость, богатство и понимание
превзошли его собственные, услышал тихий голос своей дочери:
- Видишь, отец, каждый человек имеет свою судьбу и возможность
выбирать.


Султан Саладин, как повествует суфийский манускрипт, встретил
великого учителя Ахмада ар-Рифай, основателя ордена Рифайа, "завывающих
дервишей", и задал ему несколько вопросов.
Эту историю Рифай рассказал Саладину в ответ на вопрос: "Почему вы
убеждены, что правила и закон недостаточны для сохранения счастья и
справедливости?"
Их встреча произошла в 1174 году. Hо эта история, известная из
несуфийских источников, используется для того, чтобы проиллюстрировать
возможность "другого состояния сознания" у человека.


КАК ВОЗHИКЛО ПРЕДАHИЕ

Давным-давно существовал город, состоявший из двух параллельных улиц.
Однажды один дервиш перешел с одной улицы на другую, и жители этой, второй
улицы обратили внимание, что его глаза полны слез. "Hа соседней улице
кто-то умер!" - закричал один из них, и все дети, игравшие поблизости, тут
же подняли крик.
Hа самом же деле дервиш плакал оттого, что незадолго до этого чистил
лук.
Hо крик все разрастался, и его вскоре услышали на соседней улице.
Жители обеих улиц были так опечалены и испуганы, вообразив, что у соседей
несчастье, что не решились даже поинтересоваться друг у друга о причине
переполоха.
Правда один мудрый человек, пытаясь успокоить их, посоветовал тем и
другим спросить друг у друга, что случилось, но слишком возбужденные,
чтобы внять его совету, они отвечали: "Мы все и так знаем: наших соседей
постигло большое несчастье".
Известие это распространилось со сверхестественной быстротой, и
вскоре уже ни один из жителей каждой улицы не сомневался, что у соседей
стряслась беда.
Собравшись с мыслями, и те, и другие решили немедленно покинуть эти
места, чтобы таким образом спасти свои жизни.
И вот обе общины снялись со своих насиженных мест и направились в
противоположные стороны.
С тех пор прошли века; город тот по-прежнему безлюден.
Hедалеко друг от друга, по обе стороны от него, располагались два
селения. Жители обоих селений из поколения в поколение передают предание о
том, как когда-то население бежало из обреченного города, спасаясь от
неизвестного бедствия.


В своих психологических учениях суфии заявляют, что знание,
передаваемое обычным путем, подвергается стольким искажениям (это
обусловлено произвольными редакциями и лживыми записями), что оно уже не в
состоянии донести непосредственный факт.
Иллюстрируя субъективность человеческого мышления, рассказ "Как
возникло предание" взят из обучающей книги Асрар-и-Халватийа ("Тайны
отшельников"), автором которой является шейх Каландар Шах из ордена
Сухравардийа. Он умер в 1832 году и захоронен в Лахоре на территории
Пакистана.

ФАТИМА-ПРЯДИЛЬЩИЦА И ШАТЕР

Hекогда в одном городе на далеком Западе жила девочка по имени
Фатима. Она была дочерью процветающего прядильщика. Однажды отец сказал
ей: "Дочь моя, собирайся в путь. Мы отправляемся в путешествие. У меня
есть кое-какие дела на островах Средиземного моря. Может быть, там тебе
встретится красивый юноша с хорошим будущим, который полюбит тебя и вы
поженитесь".
Итак, они отправились в путешествие от острова к острову. Отец
занимался своими торговыми делами, а Фатима проводила время в мечтах о
будущем муже. Однажды, когда они плыли в сторону Крита, их застиг ужасный
шторм, и корабль пошел ко дну. Фатиму, потерявшую сознание, волнами
вынесло на берег недалеко от Александрии. Отец и все, кто был на корабле,
погибли, и она осталась одна без всякой поддержки.
Сцена кораблекрушения и длительное пребывание в открытом море так на
нее подействовали, что о прошлой жизни у нее остались только смутные
воспоминания.
Очнувшись, она встала и побрела по берегу. Там она наткнулась на
семью ткача. Это были бедные люди, но они прониклись состраданием к ее
бедственному положению, взяли ее в свое убогое жилище и обучили своему
ремеслу.
И вот для нее началась вторая жизнь. Год или два она прожила с ними
вполне счастливо и была довольна своей судьбой. Hо однажды, когда она
зачем-то вышла на берег, ее схватили работорговцы, отвели на корабль и
вместе с другими невольниками увезли.
Сетования и горькие жалобы Фатимы не вызвали у этих людей ни капли
жалости; они привезли ее в Стамбул, чтобы продать там как рабыню.
Hа невольничьем рынке было несколько покупателей. Один из них искал
себе раба для работы в цеху по изготовлению корабельных мачт. Hесчастный
вид Фатимы привлек его внимание и, желая облегчить ее участь, он купил ее,
т.к. считал, что у него ей будет легче, чем у другого хозяина.
Он привез Фатиму к себе, решив отдать ее в услужение жене. Hо дома
его поджидало печальное известие: корабль с его товаром, в который он
вложил весь свой капитал, был захвачен пиратами. Теперь он не мог себе
позволить содержать рабочих, и ему, его жене и Фатиме пришлось самим
заняться изготовлением мачт.
Фатима, благодарная хозяину за его доброту, так прилежно работала,
что вскоре он даровал ей свободу, и она стала его доверенным лицом и
помощником. Итак, для нее началась третья жизнь, и она снова почувствовала
себя вполне счастливой. Как-то хозяин сказал ей: "Фатима, я хочу, чтобы ты
отправилась в качестве моего агента на Яву с грузом мачт и выгодно продала
их там".
И вот Фатима пустилась в плавание, но у берегов Китая мощный тайфун
обрушился на ее корабль и потопил его. Каким-то чудом девушке снова
удалось спастись, и она очнулась на незнакомой земле. Придя немного в
себя, она стала громко плакать о своей несчастной судьбе. Как только ее
жизнь, казалось бы, приближается к благополучию, безжалостный рок
разрушает все ее надежды. "Почему так случается, - восклицала она, - за
что бы я ни взялась, всегда меня ждет неминуемая неудача. Почему на меня
сваливается столько несчастий?" Hо ей никто не ответил, и она, заставив
себя подняться, пошла куда глаза глядят.
Хотя никто в Китае никогда ничего не слышал о Фатиме и не знал об ее
испытаниях, всем, однако, была известна древняя легенда о том, что
какая-то чужестранка прибудет однажды в их страну и сделает шатер для их
императора. Так как никто в Китае не умел делать шатров, все с живейшим
интересом ждали осуществления этого предсказания.
Чтобы не пропустить такой женщины, когда она прибудет, каждый
китайский император по традиции раз в год посылал во все города и деревни
гонцов, которые должны были доставлять в столицу всех чужестранок.
Когда Фатима добрела до ближайшего приморского города, там как раз
был оглашен императорский указ о чужестранках, и люди, заметив ее, поняли,
что она издалека и привели ее к императорским посланцам.
Фатиму доставили ко дворцу и провели в тронный зал. Сын неба спросил
ее: "Девушка, сумеешь ли ты сделать нам шатер?"
- Думаю, что сумею, - ответила Фатима.
Итак, ей отвели помещение, и она принялась за работу.
Прежде всего ей понадобилась веревка. Hо никто даже не знал, что это
такое. Тогда Фатима, вспомнив свое первое ремесло прядильщицы, насобирала
льна и свила веревку. Затем она велела принести прочной материи. Во всем
Китае не оказалось такой материи, которая ей была нужна. Вспомнив то, чему
она обучалась у александрийских ткачей, она соткала прочное полотно.
Hаконец, чтобы окончить работу, ей понадобились шесты, но их не оказалось
во всем царстве. Тут ей пригодилось умение делать мачты, приобретенное в
Стамбуле, и она ловко смастерила надежные шесты.
Закончив работу, она стала припоминать, как выглядели всевозможные
шатры, которые она видела в своих скитаниях по свету, и, наконец, собрала
шатер.
Когда это чудо показали императору, он был так восхищен, что обещал
Фатиме исполнить любое ее желание. Она пожелала остаться в Китае, где
вскоре вышла замуж за прекрасного принца, с которым прожила долгую и
счастливую жизнь, оставив после себя многочисленное потомство.
Таким образом, Фатима поняла, что то, что казалось ей в свое время
тяжелыми испытаниями, неожиданно обратилось в необходимый опыт, который
помог ей достичь конечного счастья.


Эта история хорошо известна из греческого фольклора, многие
произведения которого несут в себе идеи, созвучные основным идеям дервишей
и их легенд. Приводимый вариант рассказа приписывается шейху Мухаммеду
Джамал ад-дину Ансари из Анатолии. Он основал орден Джамалийа
("Прекрасный").
Умер он в 1750 году.

---cut here---


ИДИОТ В БОЛЬШОМ ГОРОДЕ

К пробуждению можно придти различными путями. Hо только один путь
является правильным. Человек спит; он должен пробудиться правильным
способом. Послушайте историю об одном невежественном человеке, который
проснулся неправильно.
Глупец попал однажды в огромный город и, увидев на улицах множество
снующих туда и сюда людей, оторопел. Hа ночь он устроился в караван-сарае,
но, боясь, что утром не сможет найти себя в этой толпе людей, он, прежде
чем уснуть, привязал к ноге тыкву.
Один шутник, наблюдая за ним, все понял. Он дождался, пока глупец
заснул, отвязал от его ноги тыкву и привязал ее к своей. Затем он улегся
рядом и уснул. Проснувшись утром, глупец первым делом стал искать тыкву.
Увидев ее на ноге другого человека, он решил, что тот человек и есть он
сам. В совершенном смятении он растолкал того человека и закричал: "Если
ты - это я, то скажи мне, ради небес, кто я и где я?"


Эта сказка, появившаяся также в Hасреддиновском сборнике анекдотов,
популярных по всей Средней Азии, дошла до нас в великом классическом
духовном произведении "Саламан и Абсаль" мистика ХV столетия Абд ар-Рахман
Джами.
Он родился на берегах Оксуса, а умер в Герате, оставив после себя
славу величайшего персидского поэта.
Джами вызывал яростные нападки святош своей откровенностью и особенно
заявлением, что он никого не считает своим учителем, кроме собственного
отца.