Царь Джанамеджайя сказал:

- Каким образом мой предок Яяти, десятый по счету после Праджапати, женился на
дочери Шукры, завоевать которую было очень трудным делом? О лучший из
брахманов, расскажи мне об этом подробно. И еще расскажи по порядку о царях,
продолживших династию Пуру.

Шри Вайшампаяна ответил:

- Яяти был святым царем, который своим блистательным великолепием напоминал
царя богов. И Шукра и Вришапарва выбрали его своим зятем. Поскольку ты проявил
любопытство, я опишу тебе, как это произошло и как был заключен брачный союз
меж прекрасной Деваяни и Яяти, сыном Нахуши.

Однажды меж доброчестивыми сурами и их врагами асурами разгорелся ожесточенный
спор, кому править всеми тремя мирами с их движущимися и неподвижными
существами. [Победа в том споре зависела от знания необходимых тонкостей, ибо
только многоопытные мудрецы могут постичь почти невообразимые сложности
ведической науки.]

Жаждая победы, боги выбрали своим жрецом Ангиру-муни, асуры же выбрали
высокоученого Шукру. Меж этими двумя брахманами, знатоками ведических обрядов,
всегда существовало ожесточенное соперничество.

В сражении меж богами и демонами, боги убили множество противников, однако
силой своего знания многоопытный Шукра смог воскресить всех данавов, которые,
восстав из мертвых, продолжили войну с сурами. В самый разгар сражения асуры
обрели преимущество и стали убивать богов, но их жрец Брихаспати, при всей
своей великой учености, не мог воскресить их, ибо не владел наукой
возрождения, которую столь хорошо знал Шукра. Увидя это, боги пришли в
глубочайшее отчаяние.

КАЧА ПОСТИГАЕТ НАУКУ ОЖИВЛЕНИЯ МЕРТВЫХ

В страхе перед многоученым Шукрой боги сказали старшему сыну Брихаспати -
Каче:

- Помоги нам, ибо мы всегда помогали тебе; яви нам всю силу своей дружбы.
Только Шукра, брахман необычайного могущества, владеет наукой возрождения.
Пойди к нему и как можно быстрее постарайся овладеть этой наукой, и ты сможешь
получать свою долю от всех жертвоприношений. Ты найдешь Шукру во дворце царя
Вришапарвы. Находясь там, он защищает данавов, но не хочет защищать никого
другого. Ты все еще молод и сможешь завоевать благосклонность этого
возвышенного духом мудреца и его любимой дочери Деваяни. Никто, кроме тебя, не
сможет завоевать их благорасположение, и как только ты сможешь снискать
милость Деваяни своим нравом, обходительностью, добротой, поведением и
самообузданием, ты непременно будешь посвящен в эту науку.

- Да будет так, - сказал Кача, сын Брихаспати, и, почтительно напутствуемый
богами, отправился в царство Вришапарвы. О царь, чтобы выполнить свою трудную
миссию, он поспешил в столицу царя асуров и, увидев Шукру, обратился к нему с
такими словами:

- О господин, прошу тебя: прими меня как своего преданного ученика. Зовут меня
Кача, я внук мудреца Ангиры и сын самого Брихаспати. Под твоим
наставничеством, мой гуру, я буду придерживаться строгого безбрачия. О
брахман, разреши мне учиться у тебя тысячу лет.

[Хотя Брихаспати и Шукра примыкали к разным, враждующим меж собой сторонам,
оба брахмана были люди широких воззрений, принадлежавшие к одной благородной
культуре, и поэтому Шукра ответил:]

- Добро пожаловать, Кача. Я готов исполнить твою просьбу. Ведь я должен чтить
тебя, ибо ты достоин почитания, и я должен чтить отца твоего, Брихаспати.

Шри Вайшампаяна сказал:

- Да будет так, - сказал Кача Шукре и принял, предписанный ему Шукрой, сыном
Кави, строгий обет безбрачия. Приняв на обещанное время этот обет, о Бхарата,
он постарался завоевать милость своего учителя и его дочери Деваяни. Кача был
в расцвете молодости, и он услаждал Деваяни пением, танцами и игрой на
музыкальных инструментах. О Бхарата, Деваяни была также в полном расцвете
молодости, и Кача, к ее радости и восхищению, дарил ей цветы и фрукты и
выполнял все ее просьбы. Деваяни с большим удовольствием пела с ним вместе, а
когда они оставались одни, девушка с радостью прислуживала молодому брахману,
который строго соблюдал обет безбрачия.

Прошло пятьсот лет, и все это время Кача продолжал блюсти свой обет, покуда
однажды какие-то злочестивые данавы не выведали, что он, Кача, сын жреца их
врагов. Увидя его одного, пасущего коров в пустынном лесу, они не могли
сдержать ярость. Ненавидя Брихаспати и стремясь уберечь свою тайную науку, они
убили Качу, разрезали его тело на мелкие, величиной с кунжутное семя, кусочки
и скормили кусочки водившимся в этом лесу шакалам.

В этот день коровы возвратились домой без своего пастуха, о Бхарата, и видя,
что они возвратились одни, без Качи, Деваяни тут же сказала отцу:

- Господин, солнце уже закатилось, а ты еще не возжег священного огня. Коровы
пришли домой сами по себе, дорогой отец, и никто не видел Качи. Ясно, что он
умер, отец, или же кто-то его убил! Я должна признаться тебе, что не могу жить
без Качи.

Шукра ответил:

- Если он мертв, я призову его сюда и оживлю.

Шри Вайшампаяна сказал:

Применив свою науку возрождения, Шукра позвал Качу. И в ответ на его зов Кача
тут же предстал перед ним, живой и невредимый. Он был спасен той самой наукой,
которую стремился изучить.

Дочь учителя спросила у него, что случилось.

- Меня убили, - ответил он и рассказал о происшедшем. Какое-то время спустя
Деваяни попросила принести ей цветов, и брахман Кача снова отправился в лес.
Данавы выследили его, вторично убили, сожгли тело, перемололи останки в
тончайший порошок, который растворили в вине. Это вино они предложили Шукре, и
тот, ничего не ведая, выпил его.

Видя, что Кача не возвращается, Деваяни вновь сказала отцу:

- Отец, Кача пошел собирать цветы, но так и не вернулся.

Шукра ответил:

- Моя дочь, Кача, сын Брихаспати, отправился в мир усопших. С помощью своей
науки я уже однажды воскресил его, но он был убит вновь. Что я могу сделать?

Не горюй так сильно и не плачь, Деваяни. Девушка столь высокого рода,
религиозно образованная, не должна печалиться о простом смертном. И полубогам
и вселенной приходится смиряться с тленностью материального тела.

Деваяни сказала:

- Но ведь его дед - старейший из мудрецов, Ангира, а его отец - великий
отшельник Брихаспати. Как же мне не скорбеть о сыне одного мудреца и внуке
другого? Как же мне не плакать?

Кача строго соблюдал обет безбрачия, его единственным богатством было
подвижничество. Он был таким ловким и искусным во всем, что ни делал. О отец,
прекрасный Кача - единственный, кого я люблю, поэтому я отныне перестану
вкушать всякую пищу и последую за ним по тропе смерти.

Шукра ответил:

- Асуры несомненно завидуют мне, ибо они убили моего безгрешного ученика. Эти
злобные данавы восхваляют меня в своих молитвах, но истинное их желание -
подорвать мое положение как жреца. Пора положить конец этим гнусным
преступлениям! Они убили брахмана, а такое злодейство может дотла спалить кого
угодно, даже самого Индру.

Шри Вайшампаяна сказал:

Уступая настояниям Деваяни, великий ученый мудрец со всей силой своего духа
снова позвал Качу, сына Брихаспати. Призываемый, по всем правилам науки, своим
гуру, Кача начал медленно отзываться из живота учителя.

- О брахман, как ты попал ко мне в живот? - спросил его Шукра.

Кача ответил:

- По твоей милости я не лишился памяти. Я точно помню все случившееся. Мои
подвиги, видимо, еще не закончились, ибо я должен терпеть ужасные муки.

О ученый Шукра, асуры убили меня, сожгли мое тело и, перемолов мои останки в
порошок, всыпали этот порошок в вино, которое дали тебе. Но как может в твоем
присутствии тайная сила демонов одержать верх над силой брахмана?

Шукра сказал:

- Мое дорогое дитя Деваяни, что я должен сделать, чтобы угодить тебе? Кача
может ожить лишь благодаря моей смерти. Теперь, когда он заключен внутри меня,
он может выйти наружу, лишь разорвав мой живот.

Деваяни сказала:

- Этих двух бедствий - смерти Качи и твоей смерти - мне ни за что не прежить.
Если умрет Кача, я навсегда лишусь душевного мира, а если погибнешь ты, я
просто не смогу жить.

Шукра сказал:

- О сын Брихаспати, ты достиг величайшего успеха: ты был так добр к Деваяни,
что она просто обожает тебя. Если ты не сам Индра в обличии Качи, я открою
тебе науку оживления. Никто, кроме брахмана, не может выйти живым из моего
живота, ибо я могу пойти на такие мучения лишь ради брахмана, который сможет
меня воскресить. Ты единственный, кому я могу довериться. Поэтому я сейчас
открою тебе мою науку. Будь моим сыном и оживи меня, как я оживлю тебя.
Дорогое дитя, когда я покину это тело, и ты овладеешь наукой воскрешения,
получив ее от своего гуру, приложи все старания, чтобы действовать надлежащим
образом и честно.

Шри Вайшампаяна сказал:

Кача перенял всю науку от своего гуру, а затем вышел наружу из его правого
бока. Своей красотой он был подобен луне в ночь полнолуния, во всем ее
великолепии. Увидев, что его гуру, этот великий знаток ведической науки, лежит
бездыханный, Кача, также достигший совершенства в знании ведичесвкой науки,
тотчас же возродил его. Почтив своего гуру приветствием, Кача сказал ему:

- Гуру - даятель высочайшего знания, он самое драгоценное из сокровищ,
которыми мы можем обладать. Поэтому те, кто не чтят достойного почитания гуру,
непременно попадут в греховные миры, называемые Апратиштха, куда нет доступа
счастью.

Испив вина, ученый Шукра оказался в ужасном бессознательном состоянии; в
этом-то состоянии он и выпил останки Качи. Увидев перед собой красивого Качу,
он полностью осознал дурные последствия винопития. Восстав в гневе,
возвышенный духом Шукра торжественно объявил:

- Отныне, если какой-нибудь брахман настолько глуп и неразумен, что дерзает
пить вино, следует считать, что он нарушает религиозные принципы и губит ту
самую традицию, которой должен обучать. Ему не будет прощения ни в этом мире,
ни в следующем. Пусть боги, святые брахманы, верные своим учителям и все люди
мира услышат и усвоят провозглашенную мною нравственную заповедь. Религиозный
принцип, который я только что объявил, является нерушимым для всех брахманов
вселенной.

Произнеся эти слова, великий духом Шукра, бесценное сокровище среди
отшельников, созвал всех данавов, чьи рассудки были помрачены судьбой, и
сказал им:

- Говорю, вам, данавы, что у вас всех детские мозги. Кача - отныне
достигнувший совершенства мудрец, ибо он овладел бесценной наукой оживления и
будет жить вместе со мной. Он прозревший свою истинную суть мудрец, силой не
уступающий Господу Брахме.

Прожив тысячу лет рядом с наставником, Кача получил позволение уйти и стал
собираться вернуться в обиталище богов.

Шри Вайшампаяна продолжил:

Получив позволение на уход, с завершением срока своего обета, Кача уже готов
был вернуться в обиталище богов, когда Деваяни обратилась к нему с такими
словами:

- О внук святого Ангиры, блистающий своими благородными делами и
происхождением, своим знанием, подвижничеством и самообузданием. Как мой отец
почитает твоего деда, знаменитого святого Ангиру, так и я в свою очередь
уважаю и чту отца твоего - Брихаспати. Хорошо зная это, вспомни, о отшельник,
как достойно я вела себя с тобой, покуда ты соблюдал свой обет безбрачия.
Теперь, когда срок обета истек, и ты, как стремился, овладел наукой оживления,
ты должен любить меня так же сильно, как я люблю тебя. Возьми меня в жены с
соблюдением надлежащих обрядов и пением священных гимнов.

Кача ответил:

- Моя дорогая безупречно стройная госпожа, я всегда буду благоговейно чтить
твоего отца, как моего господина, но еще более я буду чтить тебя, ибо твоему
отцу, возвышеннму духом сыну Бхриги, ты дороже самой жизни. Ты дочь моего гуру
и по всем религиозным принципам, о чистая, я всегда должен буду чтить тебя.
Точно так же, как я должен чтить отца твоего - Шукру. Поэтому, Деваяни, тебе
не следует делать мне таких предложений.

Деваяни сказала:

- О лучший из брахманов, ты не мой сын, ты внук гуру моего отца. Поэтому я
должна благоговейно чтить тебя. Неужто ты не помнишь, с какой любовью я дважды
спасала тебя, убитого асурами, с какой любовью относилась к тебе и
впоследствии? Ты знаешь, что я проявляла по отношению к тебе самые теплые
дружеские чувства и привязанность. Если ты верен религиозным принципам, то не
можешь покинуть ту, что так преданно любит тебя, почитает тебя.

Кача сказал:

- О ты, так неукоснительно следующая обетам, не требуй от меня того, что я не
могу дать. О женщина с нежным челом, будь милосердна ко мне, ибо я отношусь к
тебе с большим почитанием, чем к своему гуру. О пылкая женщина, чье лицо сияет
с яркостью луны, я вынужден был находиться в том же месте, что и ты, о добрая
женщина, - в теле Шукры, и поэтому, в согласии с религиозными принципами, ты
моя сестра. О светозарная женщина, прошу тебя, не говори со мной о
супружестве. Живя здесь, я был счастлив, и во мне нет никакой горечи.

Я прощаюсь с тобой, потому что должен идти. Пожелай мне счастливого пути и
вспоминай обо мне с теплом, ибо во всех наших разговорах я никогда не нарушал
принципов религии, которых мы оба придерживаемся. Всегда, без всякого
пренебрежения, глубоко почитай моего гуру.

Деваяни сказала:

- Если твой отказ объясняется стремлением добиться еще большего благочестия
или любовью к другой женщине, тогда, о Кача, я объявляю, что ты никогда не
сможешь воспользоваться полученным здесь знанием.

Кача сказал:

- Я ни в коем случае не хотел тебя обидеть, мой отказ объясняется тем, что ты
дочь моего гуру. К тому же твой отец позволил мне возвратиться домой. Но если
ты хочешь, ты можешь проклясть меня. Я придерживаюсяь религиозных приницпов
мудрецов, Деваяни, и что бы тобой ни руководило: любовь или благочестие, тебе
не пристало проклинать меня сейчас. В свой черед я объявляю, что твое желание
никогда не осуществится. Ни один сын мудреца не женится на тебе. Ты сказала,
что я никогда не смогу воспользоваться полученным мной знанием, но даже если
твое проклятие исполнится, я смогу передать это знание другому человеку.

Шри Вайшампаяна сказал:

Закончив этот разговор с Деваяни, Кача, славнейший среди дваждырожденных,
поспешил в обиталище Индры, повелителя полубогов. Как только он появился,
полубоги во главе с Индрой, предварительно должным образом почтив отца Качи,
Брихаспати, радостно сказали молодому мудрецу:

- Ради нас ты совершил воистину поразительный подвиг, поэтому никогда не умрет
твоя слава и ты сможешь разделить с богами все их богатства