ГЛАВА 5 
Развитый палеолитический и неолитический инструментарий

Развитые палеолитические орудия сделаны более тонко, чем грубые орудия древнекаменного века. Но в содержащих развитые орудия индустриях могут также встречаться и более грубые орудия. Сначала мы рассмотрим открытия Флорентино Амегино, а также нападки на них со стороны Алеса Хрдлика и В.Х.Холлиса. Затем мы затронем находки Карлоса Амегино, которые дают одно из наиболее убедительных и веских доказательств присутствия современного человека еще в плиоцене. Потом мы обратимся к аномальным находкам, сделанным на стоянках в Северной Америке, включая Хьеятлако, Мексика; пещера Сандия, штат Нью-Мексико; Шегиандах, провинция Онтарио; Льюисвиль, штат Техас и Тимлин, штат Нью-Йорк.
И мы закончим на находках неолитических орудий в третичных золотосодержащих слоях Калифорнии - страны "золотой лихорадки".

Открытия Флорентино Амегино в Аргентине.
В конце девятнадцатого века Флорентино Амегино тщательно исследовал геологию и окаменелости из прибрежных провинций Аргентины, чем он приобрел международную известность. Сделанные Амегино спорные открытия каменных орудий, изрезанных костей и других следов присутствия человека в Аргентине в плиоцене, миоцене и более ранних периодах еще больше увеличили его мировую славу.
В 1887 году в Монте-Гермосо на аргентинском побережье примерно в 37 милях к северо-востоку от Бахиа-Бланка, Флорентино Амегино сделал несколько важных открытий. Подводя итог, Р.Амегино сказал: "Присутствие человека, или, скорее всего его предка, на этой древней стоянке демонстрируется наличием грубо оббитых кремней, подобных португальским миоценовым кремням, обработанных костей, изрезанных костей, обгорелых костей и обгорелой земли с древних кострищ." Слои с этими находками относятся к плиоценовой монтегермосской формации, возраст которой около 3,5 миллионов лет.
Среди прочих окаменелостей из Монте-Карло был найден человеческой атлант (первый шейный позвонок у самого основания черепа). Амегино думал, что у этого атланта примитивные черты, но А.Хрдлика пришел к заключению, что он такой же, как современный человек. Это дает все основания полагать, что артефакты и следы огня, обнаруженные в монтегермосской формации, остались от деятельности существ современного человеческого типа.
Открытия Амегино в Монте-Гермосо и в других третичных формациях Аргентины привлекли внимание нескольких европейских ученых. Алес Хрдлика, антрополог из Смитсонского Института в Вашингтоне, также проявил большой, хотя и враждебный интерес к открытиям Амегино. Хрдлика пугала та степень поддержки, которую оказывали им профессиональные ученые, особенно в Европе. Помимо того, что Хрдлика отрицал существование людей в третичном периоде, он также чрезвычайно враждебно относился к любым сообщениям о присутствии человека в обоих Америках раньше, чем несколько тысяч лет назад. После приобретения широкой известности благодаря дискредитации с помощью сомнительных аргументов всех подобных сообщений из Северной Америки, Хрдлика обратил свое внимание на широко обсуждающиеся южноамериканские открытия Флорентино Амегино. В 1910 году Хрдлика посетил Аргентину, и Флорентино Амегино сам сопровождал его в Монте-Гермосо. Хрдлика занял интересную позицию по отношению к сделанным на этой стоянке открытиям. В книге "Ранний человек в Южной Америке" (1912 год) Хрдлика часто упоминает о каменных орудиях и других следах деятельности человека, открытых Амегино в монтегермосской формации. Странно, но он открыто не критикует их, а вместо этого он посвятил десятки страниц, чтобы бросить тень сомнения на более поздние и менее убедительные открытия, сделанные им в Амегино в пуэльчийской формации, более молодой формации, которая лежит выше плиоценовой монтегермосской формации в Монте-Гермосо. Первой - около 1-2 миллиона лет.
Ясно, что Хрдлика считал, что его пространная критика находок из пуэльчийской формации будет достаточной, чтобы дискредитировать находки из значительно более древней монтегермосской формации на той же самой стоянке.
Такая тактика часто используется, чтобы подвергнуть сомнению аномальные открытия: критиковать в мелочах самое слабое доказательство и игнорировать как только это возможно, самое сильное. Однако существует множество фактов, позволяющих предположить подлинность пуэльчеанских и монтегермосских находок.
Большинство из орудий, открытых Хрдликой и Амегино во время их совместной экспедиции, были грубо оббитыми кварцитовыми гальками. Хрдлика не спорил, что даже самые грубые образцы были сделаны человеком. Вместо этого он подставил под сомнение их возраст. Он предположил, что содержащий их слой был очень молодым. Делая такое заключение, Хрдлика вряд ли опирался на показание Бэйли Уилиса, сопровождавшего его американского геолога.
Содержащий орудия слой находился на самом верху пуэльчийской формации. С некоторым колебанием Уилис датировал ее по крайней мере плиоценом. Он сказал, что она состояла из "стратифицированных, немного затвердевших песков или песчанника,... отмеченных очень отчетливой переносной стратификацией и единообразием серого цвета и зерен". Уилис описал, что самый верхний слой, который Амегино очевидно включил в пуэльчийскую формацию, был полосой в примерно 6-16 дюймов в толщину, "состоящей из серого песка, зернистых галек, кусков серого песчанника, некоторые из которых были расщеплены человеком." Уилис отметил, что верхний слой серого песка, в котором найдены орудия, "идентичны по строению" с нижними слоями пуэльчийской формации, но отделен от них "несогласным напластованием эрозийного происхождения". "Несогласное напластование" - это отсутствие непрерывности в отложении слоев в контакте друг с другом, что соответствует периодам, когда не образовались новые слои, периодам выветривания, или, как в нашем случае, эрозии." Окаменелости животных являются самым надежным индикатором для оценки того, сколько прошло времени между образованием формаций над и под линией "несогласного пластования".
Однако Уилис не упомянул ни об одной окаменелости. Поэтому неясно, какой отрезок времени представляет эта линия. Он может быть очень коротким, что делает слои над и под линией "несогласного напластования", грубо говоря, одного возраста - примерно 1-2 миллиона лет.
Стараясь устранить такую альтернативу, Уилис писал, что "оббитым человеком камням сопутствовали пески, которые обозначили, что эти камни обработаны недавно". Уилис считал, что любые каменные орудия должны быть сделаны недавно, и поэтому слой, в котором они найдены, также должен образоваться недавно.
Однако оказалось, что серый зернистый песок, в котором найдены орудия, в действительности мог принадлежать пуэльчийской формации, как и считал Амегино, и что найденным там каменным орудиям может быть значительно больше, чем 2 миллиона лет.
Амегино нашел также каменные орудия вместе с обработанными костями и следами огня в сантакрукайской и энтреррийской формациях в Аргентине. Сантакрукайская формация относится к раннему и среднему миоцену, то есть найденным в ней орудиям - 15-25 миллионов лет. В литературе, которую мы изучили, мы не нашли ни одного упоминания о энтрерийской формации, но так как она образовалась раньше монтегермосской, то она относится по крайней мере к позднему миоцену, т.е. ей - более 5 миллионов лет.
Во многих местах Амегино нашел следы огней более жарких, чем кострища или пожары травы. Среди этих следов - большие куски твердой обгорелой глины и шлака. Возможно, они представляют собой остатки примитивных печей для обжигания и плавки, которые использовали плиоценовые обитатели в Аргентине.

Орудия, найденные Карлосом Амегино в Мирамаре, в Аргентине.
После нападок Алеса Хрдлика на открытия, Флорентино Амегино произвел новую серию раскопок на побережье к югу от Буэнос-Айреса. С 1912 по 1914 годы Карлос Амегино и его помощники, работавшие от имени музея естественной истории Буэнос-Айреса и Ла-Платы, обнаружили каменные орудия в плиоценовой чападмалалийской формации - у основания "барранки", или утеса, протянувшегося вдоль берега моря в Мирмаре.
Для того, чтобы определить возраст орудий, он пригласил комиссию в составе из четырех геологов, чтобы выступить на основе их мнения. Это были Сантьяго Рос, директор бюро геологии и шахт провинции Буэнос-Айрес, Луц Витте, геолог из этого бюро, Вальтер Шиллер, руководитель отдела минералогии в музее Ла-Платы и консультант Национального бюро геологии и шахт, и Моисей Кантор, руководитель отдела геологии музея Ла-платы.
Тщательно изучив памятник, комиссия пришла к единодушному заключению, что орудия были найдены в неповрежденных чападмалалийских отложениях. Таким образом, этим орудиям 2-3 миллиона лет.
Будучи на месте, члены комиссии были свидетелями извлечения каменного шара и кремневого ножа из этой плиоценовой формации. Таким образом, они могли подтвердить истинность открытий. Рядом были найдены куски обгорелой земли и шлака. Члены комиссии сообщали также: "Работая кайлом в том же самом месте, где были найдены шар и нож, какой-то человек в присутствии комиссии откопал плоские камни такого же типа, какой используют индейцы, чтобы добыть огонь." Последующие открытия каменных орудий были сделаны на том же самом месте. Все это предполагает, что люди, способные производить орудия и использовать огонь, жили в Аргентине примерно 2-3 миллионов лет назад, в позднем плиоцене.
После того, как комиссия уехала в Буэнос-Айрес, Карлос Амегино остался в Мирамаре, производя дальнейшие раскопки. Из верхних позднеплиоценовых чападмалалийских слоев он извлек бедренную кость токсодона, вымершего южноамериканского копытного млекопитающего, похожего на покрытого шерстью коротконогого безрогого носорога. Амегино обнаружил в бедренной кости токсодона каменный наконечник стрелы или кончик пики (рисунок 5.1), что свидетельствует о культурно развитых людях, которые жили в Аргентине 2-3 миллиона лет назад.
Возможно ли, что эта кость была более современной и спустилась вниз из верхних слоев? Карлос Амегино отметил, что эта бедренная кость была соединена со всеми остальными костями задней ноги токсодона. Это указывает на то, что бедренная кость была не отсоединившейся костью, которая каким-то образом проникла в плиоценовую чападмалалийскую формацию, но частью животного, которое умерло до того, как начала образовываться формация. Амегино отмечает: "Кости имеют грязно-беловатый цвет, что характерно для этого слоя, а не черноватый, как оксиды магния в энсенадской формации." Он добавляет, что некоторые полые части костей ноги были заполнены чападмалалийским лессом. Конечно, даже если бы кости попали сюда из верхней энсенадской формации, они все равно бы были аномально древними. Возраст эксенадской формации - 0,4 - 1,5 миллиона лет.
Те, кто захочет оспорить древний возраст, приписываемый бедренной кости токсодона, укажут, что в Южной Америке токсодон жил еще несколько тысяч лет назад. Но Карлос Амегино сообщил, что найденный в Мирамаре взрослый представитель токсодона был меньше токсодонов из верхних, более современных уровней аргентинского стратигарфического ряда. Это указывает на то, что он был их предшественноком, более древним видом. Карлос Амегино считал, что его миромарский токсодон был чападмалалийским видом Toxodon chapdmalensis, который впервые идентифицировал Ф.Амегино, и характеризуется он своим небольшим размером. Более того, Карлос Амегино прямо сравнивает бедренную кость своего чападмалалийского токсодона с бедренными костьми видов токсодона из более молодых формаций и замечает: "Бедренная кость из Мирамара в целом меньше и тоньше". Затем Амегино сообщает еще о некоторых деталях, которые показывают, как та бедренная кость, которую он нашел в позднеплейстоценовой чападмалалийской формации в Миромаре, отличается от бедренной кости Toxodon burmeisteri из более молодых пампийских слоев.
Потом Карлос Амегино описывает врезавшийся в кость каменный наконечник: "Это кусок кварцита, ретушированный с боковых граней, но только на одной поверхности, чтобы достать его, хватило одного удара. Затем он был точно также ретуширован с двух концов, что приближало его форму к форме листа ивы, поэтому он напоминал двухконечники солутрийского типа - feuille de saule... По всем этим деталям мы можем определить, что имеем дело с наконечниками мустьерского типа европейского палеолита." То, что такой наконечник найден в формации, возраст которой 3 миллионами лет, вызывает серьезные вопросы о теории человеческой эволюции, которую разделяют официальная наука. Согласно этой теории, в таком древнем слое (3 миллиона лет) мы можем найти только самых примитивных австралопитеков, которые стоят в самом начале линии гоминидов.
В декабре 1914 года Карлос Амегино вместе с Карлосом Брачем, Льюисом Марией Торресом и Сантьяго Росом посетили Мирмар. Они отметили и сфотографировали точное положение места, где была найдена бедренная кость токсодона. Карлос Амегино утверждал: "Когда мы прибыли на место наших последних открытий и продолжили раскопки, мы находили все больше и больше обработанных камней. Это убедило нас, что мы вышли на настоящую "мастерскую" отдаленной эпохи". Среди множества орудий были найдены наковальни и каменные молоты. Каменные орудия нашли также в энсенадийской формации, которая лежит в Мирамаре над чапмалалийской.

Попытки дискредитировать Карлоса Амегино.
Антонио Роберо оспорил взгляды Карлоса Амегино о древности людей, живших в Аргентине. В своей статье, написанной в 1918 году, Ромеро делает много воинственных замечаний, против которых можно было бы ожидать несколько убедительных геологических аргументов в их защиту. Но вместо этого читатель найдет не больше, чем несколько уникальных и причудливых взглядов на геологическую историю мирамарской прибрежной области. Ромеро утверждает, что все формации на "барранке" в Мирамаре образовались недавно. "Если на различных уровнях в "барранке" вы находите окаменелости отдаленных эпох, - писал он, - то это не говорит о последовательности эпох, так как вода могла размыть в каком-нибудь другом месте очень древние слои с окаменелостями и переместить эти более древние окаменелости в основание "барранки".
Важно отметить, что эти самые формации в Мирамаре тщательно изучались несколько раз профессиональными гелогами и палеонтологами, и ни один не рассматривал их так, как это предложил Ромеро. Современные ученые подтвердили неправильность ромеровской интерпретации стратиграфии Мирамара. Они идентифицировали формацию, лежащую в основании утеса, с чападмалалийской формацией и отнесли ее к позднему плейстоцену, то есть ее возраст 2-3 миллиона лет.
Ромеро также предположил, что в "барранке" происходила основательная пересортировка и перемещение слоев, что делает возможным проникновение орудий и костей животных из самых верхних слоев на нижние горизонты. Но единственными фактами, которые он мог привести в поддержку этого заключения, были два чрезвычайно незначительных отклонения слоев.
Немного левее от того места, где комиссия геологов извлекла из чападмалалийского уровня "барранки" каменный шар, есть место, где часть слоя камней немного отклоняется от горизонта. Это отклонение встречается там, где в "барранке" проходит большой овраг. Как можно было бы ожидать, в этом месте "барранка" наклоняется налево, но там, откуда был извлечен каменный шар, горизонтальная стратиграфия не нарушена. В другом месте в "барранке" небольшая часть слоя камней отклоняется от горизонта всего лишь на 16 градусов.
На основе этих двух относительно несвязанных наблюдений Ромеро предположил, что все слои в "барранке" подверглись существенным смещениям. Это допускает возможность проникновения на нижние уровни каменных орудий из относительно современных индейских поселений, которые могли располагаться на утесе.
Но исходя из фотографий и наблюдений многих других геологов, в том числе и Уилиса, оказалась, что нормальная последовательность слоев в "барранке" в Мирамаре, в том месте, где были сделаны открытия, не была нарушена.
В книге "Ископаемые люди" (1957 год) Марселин Боуль пишет, что после открытия бедренной кости токсодона Карлос Амегино нашел в чападмалалийской формации в Мирамаре нетронутую часть позвоночника токсодона, в котором оказались два каменных наконечника. Боуль говорит: "Об этих открытиях много спорили. Известные геологи подтвердили, что эти предметы были из верхних слоев, которые образовались на месте "парадеро", или древнего индейского поселения.
Их находят до сих пор в третичном слое только после последовательности разрушений перемешиваний, которым подвергался этот слой." Здесь Боуль делает ссылку только на доклад Ромеро 1918 года! Боуль не упомянул о комиссии из 4-х высококвалифицированных геологов, которые пришли к заключению, противоположному заключению Ромеро. Это случилось, возможно, потому, что, по его мнению, на них нельзя было положиться. Однако тщательно изучив ромеровские геологические выводы, в частности, в свете геологических выводов Бэйли Уилиса и современных исследователей, мы обманываем себя, когда думаем, что Ромеро необходимо доверять.
Боуль добавляет: "Археологическая дата подтверждает это заключение, так как в том же самом третичном пласте найдены отшлифованные и полированные камни, боласы и боладерасы, идентичные камням, которые индейцы используют для метания." Боуль сказал, что Эрик Бомэн, превосходный этнограф задокументировал эти факты.
Могли ли люди постоянно жить в Аргентине в третичном периоде и не изменить свою технологию? Почему бы и нет, особенно если орудия найдены in situ в плиоценовых пластах, что подтвердила комиссия геологов? Тот факт, что эти орудия идентичны орудиям, которые не используются более поздними обитателями того же самого региона, не ставит барьера для того, чтобы принять их третичный возраст. Современные племена в различных частях света делают каменные орудия, которые нельзя отличить от орудий, сделанных 2 миллиона лет назад.
Более того, в 1921 году в чападмалалийской формации в Мирамаре была найдена окаменелая человеческая челюсть. (см. главу 7) В своих утверждениях о мирамарских находках Боуль показывает классический образец того, как предрассудки и предвзятые концепции выдаются за научную объективность. В книге Боуля все факты о присутствии человека в третичных формациях Аргентины опровергаются лишь на теоретической основе и путем игнорирования критических наблюдений, сделанных компетентными учеными, которым случилось разделять запрещенные взгляды. Например, о вышеупомянутым открытии человеческой челюсти в чападмалалийской формации в Мирамаре Боуль не сказал ни слова. Поэтому мы должны с величайшей осторожностью принимать утверждения из известных учебников как окончательное слово в палеонтропологии.
Те ученые, которые не согласны со спорными фактами, обычно используют тот же подход, что и Боуль. Один упоминает открытие, которое является исключением, другой говорит, что об этом некоторое время спорили, и затем третий цитирует какого-нибудь авторитета (такого, как Ромеро), который предположительно разрешил этот вопрос раз и навсегда. Но когда человек начинает тщательно со всем разбираться, то оказывается, что доклады, подобные ромеровскому, которые предположительно наносят смертельный удар, часто не могут сказать ничего убедительного.
Что было правдой для доклада Ромеро, является правдой и для доклада Боуля. Как мы видели, Боуль представил Бомэна как "превосходного этнографа." Но при изучении доклада Бомэна становится ясным, почему Боуль сделал такое благосклонное заключение. В статье, в которой Бомэн нападает на теории Флорентино Амегино и открытия Карлоса Амегино в Мирамаре, он принимает на себя роль покорного ученика и регулярно цитирует Боуля как авторитета. Как можно было бы ожидать, Бомэн также приводит множество цитат из пространной негативной критики работ Флорентино Амегино, написанных Хрдликой. Однако несмотря на свое отрицательное отношение, Бомэн нечаяно дал несколько лучших среди всех возможных доказательств присутствия человека в Аргентине в плиоцене.
Бомэн заподозрил мошенничество со стороны Лоренцо Пароди, музейного собирателя, который работал на Карлоса Амегино. Но у Бомэна не было доказательств. Он сам говорил: "У меня нет права в чем-либо подозревать его, так как Карлос Амегино очень высоко отзывался о нем, что убеждает меня в том, что он один из самых честных и достойных доверия людей, которых только можно найти." Но Бомэн отмечает: "Относительно вопроса о том, где можно достать предметы для того, чтобы провести мистификацию, эта проблема легко решается. В паре миль от места открытий существует "парадеро", покинутое индейское поселение, расположенное на поверхности и относительно современное - около 4-5 тысяч лет, - где есть много предметов, подобных тем, которые найдены в чападмалалийских слоях." Бомэн продолжает и описывает собственное посещение мирамарской стоянки 22 ноября 1922 года. "Пароди сообщил, что обнаружил один каменный шар, который обнажил прибой, и который до сих пор был заключен в "барранке". Карлос Амегино пригласил различных людей, чтобы засвидетельствовать это, а я поехал туда с доктором Эстанислао С.Зебаллосом, бывшим министром иностранных дел, доктором Х. фон Ихерингом, бывшим директором музея в Сао-Пауло, хорошо известным антропологом." На мирамарской "барранке" Бомэн убедился, что геологическая информация, которую раньше приводил Карлос Амегино, в основном, была верной. Признание этого Бомэном подтверждает нашу оценку взглядов Ромеро как незаслуживающих особого доверия. Это также дискредитирует Боуля, который опирался исключительно на Ромеро, когда пытался оспорить открытия в Мирамаре бедренной кости токсодона и позвоночника, в которых были найдены каменные наконечники стрел.
"Когда мы приобрели в конечный пункт нашего путешествия", - писал Бомоэн, - "Пароди показал нам каменный предмет, заключенный в перпендикулярную секцию "барранки", там была небольшая вогнутость, очевидно из-за действия волн. Видимая поверхность предмета составляла только два сантиметра. Пароди начал удалять покрывавшую камень землю, поэтому его можно было сфотографировать и увидеть, что это - каменный сфероид с бороздкой по экватору, подобный тем, которые найдены на шарообразных камнях. Камень был сфотографирован in situ, на "барранке" в присутствии людей, а затем шарообразный камень был извлечен. Он так крепко застрял в твердой земле, что потребовалась значительная сила и инструменты, чтобы осторожно достать его." Затем Бомэн говорит о положении этого сфероида (рисунок 5.2,а), который был найден в "барранке" примерно на три фута выше уровня прибрежного песка.
Бомэн писал: "В "барранке" энсенаданская формация лежит выше чападмалалийской. Граница между двумя уровнями, несомненно, немного перепутана... Если бы было так, как это могло быть, то мне кажется, что шарообразный камень, несомненно, найден в чападмалалийских слоях, так как они компактны и однородны." Затем Бомэн говорит о другом открытии: "Позднее Пароди продолжал под моим руководством рыть киркой "барранку" в том месте, где был найден этот шарообразный камень, когда вдруг на 10 сантиметров ниже первого был найден второй... Он был больше похож на жернов, чем на болас. Это орудие (рисунок 5.2,б) было найдено на глубине 10 сантиметров от поверхности утеса." Бомэн сказал, что он стерся от употребления. Еще позднее Бомэн и Пароди нашли другой каменный шар (рисунок 5.2,в) в 200 метрах от первых двух, на глубине примерно 50 сантиметров в "барранке". Об этом последнем в Миромаре открытии Бомэн сказал, что "несомненно, округлая форма шару была придана руками человека".
В целом, условия открытия говорят о том, что мирамарские боласы относятся к плиоцену. Бомэн сообщил: "Доктор Лехманн-Ницше сказал, что, по его мнению, извлеченные нами каменные шары были найдены in situ. Они синхронны чападмалалийской террасе, и в следующий период времени их не находят. В этом отношении фон Ихеринг менее категоричен. Что же касается меня, то я могу заявить, что не нашел ни одного признака, который указывал бы на то, что шары были найдены в более молодых слоях. Боласы находились в очень твердой террасе, и нет никаких следов того, что покрывающие их слои были когда-либо нарушены".
Затем Бомэн артистично поднял вопрос о том, что Пароди лгал. Он предположил несколько возможностей того, что Пароди мог сам подложить каменные шары. И Бомэн вбил в бедренную кость токсодона каменный наконечник, чтобы показать, как Пароди мог организовать мистификацию. Но в конце концов сам Бомэн признал: "При окончательном анализе выявляется, что никаких доказательств лжи нет. Наоборот, многие условия обнаружения говорят об их аутентичности." Трудно понять, почему Бомэн так скептично относился к Пароди. Можно возразить, что Пароди, делая мистификационные открытия, вряд ли хотел подвергать себя опасности и порочить свою многолетнюю репутацию музейного собирателя. В любом случае, музейные специалисты настаивали, что Пароди оставлял все предметы человеческого производства на месте открытия, так что их можно было сфотографировать, осмотреть, и эксперты могли извлечь их. Эта процедура лучше той, которую используют ученые, сделавшие много известных открытий, которые используются для подтверждения принимаемого сейчас сценария человеческой эволюции. Например, большинство открытий человека прямоходящего, о которых сообщил фон Кенигсвальд на Яве, были сделаны местными собирателями, которые, в отличие от Пароди, не оставляли окаменелости in situ, но посылали их в корзинах фон Кенигсвальду, а он часто находился далеко от мест открытия. Более того, известная Венера Виллендорфа, неолитическая статуя из Европы, была найдена дорожным рабочим. Очевидно, что если использовать чрезвычайный скептизм Бомэна, то можно подозревать в подлоге почти все палеонтропологические открытия.
По иронии судьбы сам Бомэн предъявил (даже для скептиков) очень убедительное доказательство присутствия в Аргентине 3 миллиона лет назад людей производителей орудий. Даже если кто-то, желая поспорить, признает, что первый болас, открытый во время поездки Бомэна в Мирамар, был помещен в землю собирателем Пароди, а сам Бомэн стал инициатором этих открытий. Важно отметить, что они были совершенно скрыты от взгляда, и Пароди даже не намекал на их существования.
В целом, как оказалось впоследствии, Боуль, Ромеро и Бомэн предложили мало аргументов, чтобы дискредитировать открытия Карлоса Амегино и других исследователей на стоянке Мирамар. Фактически, Бомэн предъявил прекрасное доказательство существования в плиоцене производителей боласов.

Другие боласы и подобные предметы.
Боласы из Мирамара важны тем, что они указывают на существование в Южной Америке в плиоцене человека с высоким уровнем развития культуры, и, возможно, даже раньше. Сходные орудия найдены в Африке и в Европе в плиоценовых формациях.
В 1926 году Джон Банстер, один из ассистентов Д.Рейда Мойра, нашел один особенно интересный предмет (рисунок 5.3). Банстер нашел его под плиоценовой Красной Скалой в Брамфорде, около Ипсвича (Англия).
Мойр не исследовал этот объект с особой тщательностью. Но 3 года спустя предмет привлек внимание Генри Брейля. Он писал: "Когда я был в Ипсвиче с моим другом Д.Рейдом Мойром, и мы вместе изучали рисунки предметов, найденных в основании Красной Скалы в Брэмфорде, Д.Рэйд Мойр показал мне необычный яйцеобразный предмет, который извлекли из-за его необычной формы. Уже с первого взгляда мне показалось, что на нем есть искусственные бороздки и грани, и поэтому я более детально исследовал его через увеличительные стекла, которые используют минерологи (рисунок 5.4). Этот осмотр показал, что мое первое впечатление было совершенно правильным и что форму этому объекту придала рука человека". Брейль сравнил этот предмет с "метательными камнями из Новой Каледонии". Согласно Мойру, с Брейлем согласилось еще несколько археологов.
Метательные камни и каменные шары представляют такой уровень технологической обработки, который всегда сопутствует современному человеку разумному. Можно вспомнить, что в детритовом пласте под Красной Скалой содержатся окаменелости и осадочные породы из плейстоценовых поверхностей, возраст которых варьируется от плиоцена до эоцена. Поэтому брамфордскому метательному камню может быть где-то 2-55 миллионов лет.
В 1956 году Г.Х.Р.фон Кенигсвальд описал несколько артефактов из нижних уровней Олдувайкого ущелья в Танзании (Африка). Среди них было "множество камней, которые были оббиты до грубой сферической формы." Фон Кенигсвальд писал: "Считается, что это чрезвычайно примитивная форма метательных шаров. Каменные шары этого типа, известные как боласы, до сих пор используют местные охотники в Южной Америке. Их зашивают в кожаную сумочку и привязывают 2-3 шара к длинной веревке. Охотник держит один шар в руке, а другим, или другими, размахивает несколько раз вокруг головы, а затем отпускает." Если предмет, о котором сообщил Кенигсвальд, использовался точно так же, как и боласы в Южной Америке, то это подразумевает, что их производители могли обрабатывать не только камни, но также и кожу.
Однако все это становится проблематично, если учесть, что пачке I в Олдувае, где найдены каменные шары, 1.7-2.0 миллиона лет. Согласно общепринятым взглядам на человеческую эволюцию, в то время существовали лишь австралопитеки и Homo habilis. В настоящее время нет никаких определенных свидетельств, что австралопитеки использовали орудия, и в целом считается, что Homo habilis не мог использовать такой высокий уровень развития технологии, какой нужен для изготовления каменных шаров, если эти предметы действительно являются таковыми.
Опять мы сталкиваемся с ситуацией, которая порождает очевидное, но запрещенное предположение: возможно, что в Олдувае в самом начале плейстоцена жили существа со способностями современных людей.
Те, кто считает это предположение невероятным, несомненно ответят, что для подтверждения этого заключения нельзя предъявить никаких окаменелостей. В понятиях того, что сейчас понимается под свидетельством, это конечно же так.
Но если мы несколько расширим наши представления, то столкнемся с реновским скелетом современного человека, найденного в верхней пачке II того же Олдувайского ущелья. А недалеко от туда, в Канаме, Льюис Лики нашел в раннеплейстоценовых осаждениях челюсть современного человека, как это заключила комиссия ученых. Возраст челюсти равен возрасту пачки I. Совсем недавно в Восточной Африке, в раннеплейстоценовых контекстах были найдены бедренные кости, кости походили на человеческие. Взятые в отдельности, эти бедренные кости сначала приписывались человеку умелому, но потом был найден относительно полный скелет человека умелого, по которому видно, что его анатомия, в том числе и бедренная кость, была почти как у обезьян. Это открывает возможность того, что бедренные кости, похожие на кости человека, которые однажды приписали человеку умелому, могли принадлежать анатомически современным людям, жившим в Восточной Африке в раннем плейстоцене. Если мы расширим круг наших поисков и обратимся к другим частям света, то сможем умножить число примеров окаменелых останков современных людей, найденных в раннем плейстоцене и раньше. В этом контексте каменные шары из Олдувая, вероятно, не являются какой-то неожиданностью. Но возможно, что эти предметы не боласы. Мэри Лики комментирует эту возможность: "Хотя нет непосредственных свидетельств в пользу того, что эти сфероиды использовались как боласы, все же не было предположено ни одного альтернативного объяснения многочисленности этих орудий и тому факту, что многим из них придавалась точная и аккуратная форма. Если они предназначались для мистификации, при существовании малой вероятности того, что их обнаружат, то вряд ли бы на их изготовление тратилось столько времени и труда." Мэри Лики добавляет: "Л.С.Б. Лики твердо стоял на том, что они использовались как боласы, и это очень пожоже на правду." Льюис Лики заявил, что нашел на том же уровне, что и боласы, одно подлинное костяное орудие. В 1960 году он сказал: "Это оказалось каким-то орудием для обработки кожи, что говорит о более продвинутом уровне жизни производителей Олдувайской культуры, которого ожидало большинство из нас."

Относительно развитые находки в Северной Америке.
Сейчас мы исследуем относительно развитые аномальные палеолитические орудия из Северной Америки, начиная с орудий, найденных в Шегуяндахе, на острове Манитулин в северном озере Гурон. Большинство из этих североамериканских находок не особенно древние, однако они важны, потому что позволяют увидеть суть работы археологов и палеонтропологов. Мы уже видели, как ученое сообщество замалчивает данные, содержание которых не подходит для доминирующей сейчас картины человеческой эволюции. А сейчас мы обнажим другой аспект этой проблемы: личное несчастье и горе, пережитые теми учеными, которым не посчастливилось сделать аномальные открытия.

Шегуяндах, или вендетта в археологии.
В 1953-55 годах Томас Э.Ли, антрополог из Hационального музея Канады, проводил раскопки в Шегуяндахе, на острове Манитулин в озере Гурон.
В верхних слоях, на глубине около 6 дюймов (уровень 3) были найдены разнообразные наконечники (рисунок 5.5). Ли считал, что они были изготовлены не так давно.
При дальнейших раскопках орудий (рисунок 5.6) были обнаружены в слоях ледникового тиля, отложении камней, оставленных отступающим ледником. Таким образом, оказалось, что люди жили в этом регионе до или во время последнего североамериканского оледенения - висконсина. Дальнейшие исследования показали, что есть и второй слой тиля, в котором также есть орудия (рисунок 5.7).
Каменные орудия были найдены и в слоях, лежащих под тилем.
Каков их возраст? Трое или четверо исследовавших этот памятник геологов считали, что орудие относится к последнему межледниковому периоду. Тогда их возраст - 75.000-125.000 лет. В конце концов все четыре геолога сошлись на "минимальном" возрасте в 30.000 лет. Сам же Ли продолжил придерживаться того, что орудия относятся к межледниковью.
Один из этих четырех геологов - Джон Сэнфорд из Уэйнского Государственного университета впоследствии выступил в поддержку Ли. Он привел множество геологических свидетельств и доводов в пользу того, что шегуяндахская стоянка относится к сангамопаскому интергласиалу или сент-пьерскому интерстадиалу, потеплению в самом начале висконсинского оледенения. Hо другие ученые не уделили серьезного внимания защищаемой Стэнфордом и Ли точке зрения.
Ли вспоминал: "Открыватель стоянки [сам Ли] был выгнан уволен и долго оставался без работы, издание его публикаций было прекращено, несколько авторитетных авторов из числа "браминов" [научной элиты] выставили его находки в ложном свете; тонны артефактов исчезли в запасниках Hационального музея Канады; за отказ уволить открывателя директор Hационального музея [доктор Джекс Россе], который собирался напечатать монографию о стоянке, был уволен сам и подвергнут остракизму; известные и могущественные представители официальной науки старались завладеть всего лишь какими-то шестью образцами из Шегуяндаха, которые не были тайной для кого-то, а стоянка была превращена в туристический курорт. Шегуяндах заставил бы "браминов" признаться в том, что они не всезнающи. Это заставило бы их переписать почти все учебники по данному вопросу. Дело должно было быть уничтожено, и оно было уничтожено." Стараясь опубликовать свои сообщения, Ли испытал величайшие трудности.
Описывая крушение своих планов, он писал: "Нервный или застенчивый редактор посылает копии подозрительной статьи одному или двум советникам, которые, как он считает, компетентны, чтобы вынести спасительное заключение. Они читают ее, или, возможно, только бегло пробегают ее по нескольким выбранным фразам, к которым можно придраться или использовать их против автора. (Их мнения сформировались задолго до этого на основе слухов или того, что они вынесли из накуренных кулуаров на конференциях. Эти сплетни и говорят им о том, что автор написал что-то неубедительное, что он раскольник и неприкасаемый). И затем, сделав несколько обрывистых, не оспаривающих нечего и ничем не подтвержденных утверждений, они убивают статью. Прелесть (и порочность) этой системы в том, что она всегда остается анонимной." Большинство из главных сообщений о Шегуяндахе были опубликованы в "Антрополоджикэл джорнэл оф Кэнада". Ли сам нашел его и издавал. Ли умер в 1982 году, и после его смерти в течение короткого времени журнал издавал его сын Роберт Э.Ли.
Конечно, научный истеблишмент не мог совершенно не упоминать о шегуяндахе, но когда это делалось, ученые стремились проигнорировать или представить в ложном свете любые факты, говорящие о необычайно большом возрасте этой стоянки. Сын Ли, Роберт писал: "Студентам ошибочно объясняют - это пример, скорее, послеледникового грязевого потока, а не вискончинского ледникового тиля (валунной глины)".
Однако в докладах, написанных непосредственно на стоянке, содержатся убедительные доводы против грязевой гипотезы. Ли-старший писал, что многие геологи "сказали, что если бы не наличие в отложениях артефактов, то их можно было бы определенно назвать ледниковым тилем." Это было реакцией почти всех посетивших стоянку геологов. А Стэнфорд сказал: "Пожалуй то, что эти отложения являются оставшимися после ледникового тиля, было лучше всего подтверждено во время посещения стоянки в 1954 году 40 или 50 геологами во время ежегодной полевой экспедиции Геологического общества Мичиганского бассейна. В то время раскопки были открыты, и там можно было видеть тиль. Осаждения были представлены полевой группе как тилевые отложения, и по поводу этого объяснения не было никаких разногласий. Разумеется, если бы природа этих отложений вызвала какие-нибудь сомнения, то они были бы выражены и тогда." Если один стремится опровергнуть то, что нестратифицированные отложения, в которых найдены орудия, не являются тилем, то другой требует чрезвычайно высокого уровня доказательств присутствия человека в указанное время на этой стоянке. Антрополог из Мичиганского университета Джеймс Б.Гриффин писал: "В Северной Америке есть большое число очень древних местонахождений, которые были объявлены стоянками, населенными первыми индейцами. Про эти "псевдостоянки" даже написаны целые книги". Гриффин включил Шегуяндах в категорию "псевдостонок". Гриффин сказал, что у "настоящей" стоянки должен быть "ясно опознаваемый геологический контекст,... в котором исключена возможность интрузии, или вторичного перезалегания". Он также настаивал, что "настоящую стоянку" должны изучать несколько геологов-профессионалов, которые должны исследовать имеющиеся там формации и между которыми должно быть достигнуто согласие. Более того, там должны быть "разнообразные формы орудий и обломочные породы,... хорошо сохранившиеся останки животных,... исследования пыльцы,...макроботанический материал,... костные останки человека." Кроме того, он требует разнометрической и других дат.
По такому стандарту практически ни одно местонахождение, в котором были сделаны главные палеоантрологические открытия, нельзя отнести и подлинным памятникам. Например, большинство африканских открытий австралопитека, homo habilis и человека прямоходящего были сделаны не в ясно опознаваемых геологических контекстах, а на поверхности или пещерных отложениях, стратиграфию которых, как известно, трудно определить. Большинство яванских находок человека прямоходящего было сделано на поверхности, в местах, которые плохо определены.
Интересно отметить, что стоянка Шегуяндах удовлетворяет большинству строгих требований Гриффина. Орудия найдены в геологическом контексте, который определен яснее, чем во многих признаваемых стоянках. Несколько геологов-профессионалов действительно согласились, что возраст северо-американских ледниковых отложений превышает 30.000 лет. Факты свидетельствуют, что там не происходило вторичного перезалегания или интрузии. Были найдены различные типы орудий, проведены исследования пыльцы и радиокарбоновая датировка и наличествовал макроботанический материал (торф).
Стоянка Шегуяндах заслуживает большего внимания, чем это уделялось до сих пор. Вспоминая то время, когда впервые стало ясно, что каменные орудия найдены в ледниковом тиле, Т.Э.Ли писал: "На этом более мудрый человек закидал бы раскопки и тихо бы скрылся в ночи, ни сказав ни слова... И действительно, когда один выдающийся антрополог воскликнул с недоверием: "Вы ведь там ничего не находите? - и бригадир ему ответил: "Черта-с два! Забирайся сюда и посмотри сам!" - то он убеждал меня забыть обо всем, что было в ледниковых отложениях и уделить главное внимание лежащим на них более молодым породам."

Льюисвиль и Тимлин, или продолжение вендетты.
В 1958 году в местечке около Льюисвиля (штат Техас) были найдены каменные орудия и обгорелые кости животных, которым сопутствовали кострища. Позднее, когда раскопки расширились, было объявлено, что радиокарбоновый возраст для каменного угля из кострищ составляют по крайней мере 38.000 лет. Еще позднее было найден классический наконечник. Герберт Александер, который был тогда аспирантом археологии, вспоминал, как была получена эта последовательность находок. "В ряде случаев, - говорил Александер, - в то время вызывались мнения, что кострища остались от человека, и что сопутствующая фауна подлинна. Однако когда однажды были объявлены даты, мнения некоторых изменились, и находки начали всерьез игнорировать. Те, кто раньше признавал кострища и (или) сопутствующую фауну, начали проявлять забывчивость." Находка кловисского наконечника в слое, которому 38 тысяч лет, вызвало беспокойства, потому что ортодоксальные антропологи датируют первые кловисские наконечники 12.000 годами, чем они определяют проникновение людей в Северную Америку. Некоторые критики отвечали, что льюисвильская находка была просто подложена, это - мистификация. Другие сказали, что неверны радиокарбоновые даты.
Упомянув ряд похожих проигнорированных или высмеянных открытий, Александер вспомнил одно предложение: "Для того, чтобы разрешить споры о первых людях, нам возможно скоро потребуются для защиты адвокаты." Для такого раздела науки, как археология, это может оказаться неплохой идеей, так как в ней мнения определяют статус фактов, а сами факты попадают в сети различных интерпретаций. Адвокаты и судьи могут помочь археологам проще прийти к консенсусу о том, что является истиной в этом разделе науки. Но Александер замечает, что при судебной системе необходимы присяжные, и первым вопросом к возможному присяжному будет: "Вы решили для себя это дело?" Лишь единицы археологов не решили для себя дату первого проникновения людей в Северную Америку.
В результате раскопок на стоянке Тимлин в Кэтскилских горах в штате Нью-Йорк была оспорена идея о том, что наконечники кловисского типа представляют собой древнейшие орудия в Новом Свете. Там в середине 1970-х годов были найдены орудия, которые были очень похожи на позднеашельские орудия в Европе.
В Старом Свете ашельские орудия автоматически приписываются человеку прямоходящему. Но такое приписывание не является само собой разумеющимся, потому что на стоянках, где найдены орудия, костные останки обычно отсутствуют. На основе знания смены ледниковых эпох возраст кэтскилских орудий определен в 70.000 лет.

Хьетлако (Мексика).
В 1960-е годы Жуан Апента Камачо и Синтья Ирвин-Вильямс нашли в Хьетлако, рядом с Вальсеквалло, в 75 киллометров от Мехико обработанные каменные орудия (рисунок 5.8), которые можно сравнить с лучшими образцами кроманьонской культуры в Европе. Несколько более грубые орудия найдены на соседней стоянке в Эль-Хорно. И на стоянке в Хьетлако и на стоянке в Эль-Хорно стратиграфическое положение орудий не вызывает, никаких сомнений.
Однако, у этих артефактов все же есть одна очень спорная черта. Но отряд геологов, работавших в американской геологической службе, определили их возраст в 250.000 лет. Этот отряд, работа которого финансировалась фондом Национальной науки, состоял из Гарольда Мэлда и Вирджинии Стин-Макининтайр, сотрудников американской геологической службы, и покойного ныне Роальда Фриксела из Вашингтонского Государственного Университета.
Эти геологи сказали, что необычно большой возраст найденных у Вальсеквилло артефактов получился на основе четырех различных независимых методов датирования: 1) датирование по урану; 2) датирование по трекам ядерных частиц; 3) датирование по гидрации вулканических пород; 4) изучение выветривания минеральных отложений.
Как можно себе представить, возраст в 250.000 лет, которую установил для Хьетлако отряд геологов, вызвала множество споров. Если принять ее, то это бы взорвало не только антропологию Нового Света, но и всю картину происхождения человека. Считается, что люди, способные изготовлять найденные в Хьетлако утонченные орудия появились не раньше, чем 100.000 назад в Африке.
Пытаясь опубликовать выводы своего отряда, Вирджиния Стин-Макинтайр не раз испытала социальный нажим и встретилась со многими препятствиями. В записке одному своему коллеге (10 июля 1976 года) она писала: "По сплетням я поняла, что из-за Хьетлако мы с Халлом и Роальдом считается оппортунистами и ищем лишь известности в некоторых кругах. Я до сих пор страдаю от этого удара." Публикация статьи Стин-Макинтайр и ее коллег о Хьетлако по непонятным причинам задерживалась на года. Впервые статья появилась на одной антропологической конференции в 1975 году и оказалась в сборнике документов этой конференции. Через четыре года Стин-Макинтайр писала Х.Д.Фулбрайту из Научной лаборатории Лос-Аламоса, одному из издателей их "вечно выходящей " книги: "Наша совместная статья о Хьетлако действительно подобна бомбе. Это помещает человека в Новый Свет на 10 лет раньше, чем многие археологи хотели бы верить. Хуже того, найденные in situ бифасные орудия рассматриваются большинством ученых как признак человека разумного. Согласно современной теории, человек разумный тогда даже еще не появился вообще, не то, чтобы в Новом Свете." Стин-Макинтайр продолжает и объясняет: "Археологи подняли большую шумиху вокруг Хьетлако - они отказываются даже считаться с ними. Из вторых рук я узнала, что считаюсь различными представителями этой профессии: 1) некомпетентной; 2) сплетницей; 3) оппортунистом; 4) нечестной; 5) дурой. Очевидно, что ни одно из этих мнений не укрепляет много профессиональную репутацию! Моя единственная надежда очистить свое имя - запустить статью о Хьетлако в печать, чтобы люди могли сами судить о фактах." Стин-Макинтайр, не получив ответа на эту и другие просьбы о предоставлении информации, отозвал статью, но ее рукопись никогда не была возвращена ей. Через год (8 февраля 1980 года) Стин-Макинтайр писала Стиву Портеру, издателю "Кватернэри Ризерч", об опубликовании ее статьи о Хьеятлако. "В рукописи, которую я бы предложить, содержатся геологические факты," - сказала она. "Они предельно ясны и благодаря им придется переписать много учебников по антропологии. Я не думаю, что у нас возникли бы какие-нибудь затруднения убедить археологов признать эти факты. Ни один журнал по антропологии ни на версту не подпустит их такими, как они есть." Стив Портер написал Стин-Макинтайр, ответив, что рассмотрел возможность публикации этой спорной статьи. Но он сказал, что может хорошо представить себе, что от определенных археологов возможно будет сколько трудно получить объективные рецензии." При публикации научных статей обычно они посылаются несколькими учеными, чтобы они написали анонимные имеющие равные права рецензии. Не трудно представить себе, как окопавшаяся научная ортодоксия может манипулировать этим процессом, чтобы не допустить до научных журналов нежелательную информацию.
30 марта 1981 года Стин-Макинтайр писала Эстелле Леопольд, заместителю редактора "Квартернэри Ризерч": "Проблема, на мой взгляд, значительно больше Хьетлако. Это связано с манипулированием научной мыслью посредством пресечения "загадочных данных", которые бросают вызов преобладающему образу мышления. Хьятлако именно это и делает! Я не антрополог, и поэтому я не осознаю всей значимости наших датировок, сделанных в 1973 году, и того, как глубоко проникло в наше мышление нынешняя теория человеческой эволюции. Наша работа в Хьетлако была отвергнута большинством археологов, потому что она противоречит этой теории, периоду. Обоснование этого циклично. Homo sapiens sapiens появился около 30.000 - 50.000 лет назад в Евразии. Поэтому любые находки орудий Нomo sapiens sapiens'а в Мексике, которым 250.000 лет, невозможны, потому что Homo sapiens sapiens появился около 30.000 -... и т.д. Такой образ мышления не только самоудовлетворяет археологов, но и делает науку вшивой!" В конце концов "Кватернэри Ризерч" (1981 год) опубликовал статью Вирджинии Стин-Макинтайр, Роальда Фриксела и Гарольда Э. Мэлда. В ней подтверждался 250.000-летний возраст стоянки Хьетлако. Конечно, всегда возможно поставить под сомнение археологические даты, что Синтия Ирвин-Вильямс и сделала в ответном письме Стин-Макинтайр, Фрикселу и Мэлду. Ее возражения по пунктам были разобраны в "контр-письме" Мэлда и Стин-Макинтайр. Но Ирвин-Вильямс не смягчилась. Она, как и все американские археологи в целом, продолжала отрицать датировку Хьятлако, предложенную Стин-Макинтайр и ее коллегами.
Аномальные находки в Хьетлако закончились для Вирджинии Стин-Макинтайр личными оскорблениями и взысканиями по работе, в том числе и прекращением финансирования и потерей работы, возможностей продолжить научные исследования и репутации. Ее пример дает редкую возможность взглянуть внутрь действительного процесса пресечения данных в палеонтропологии, процесса, который связан с сильными конфликтами и болью.
И в самом конце заметим, что мы сами как-то пытались получить разрешение воспроизвести фотографии хьетлакских артефактов в одной публикации. Нас информировали, что в разрешении будет отказано, если мы собираемся упомянуть возраст в 250.000 лет, который-де выдвигают свихнувшиеся на этом люди.

Пещера Сандия (Нью-Мексико).
В 1975 году Вирджиния Стин-Макинтайр обнаружила существование другой стоянки в Северной Америке с необыкновенно древним возрастом каменных орудий.
Это пещера Сандия в Штате Нью-Мексико (США), в которой под слоем сталагмитов, которым, как считается, 250.000 лет, были найдены орудия развитого типа (фолсомские остроконечники). Одно такое орудие показано на рисунке 5.9.
В письме Генри П.Кварцу, канадскому геологу, который определял возраст сталагмитов, Вирджиния Стин-Макинтайр писала (10 июля 1976 года): "Я не могу вспомнить, беседовала ли я с Вами или с одним из Ваших коллег на Пероузской конференции в 1975 году (у озера Маммот в Калифорнии). Тот парень, с которым я говорила, когда мы стояли в очереди за обедом, упомянул урановую дату сталагмитового слоя, лежащего над орудиями в пещере Сандия. Это его очень расстраивало, так как в корне расходилось с гипотезой о времени проникновения человека в Новый Свет. Когда он упомянул о дате в четверть миллиона лет или около того, я чуть не уронила поднос. Я была шокирована не столько возрастом, сколько тем, что эта дата так хорошо соответствует датам, которые мы получили на спорной стоянке этого человека в Центральной Мексике. ... Не нужно говорить, как я заинтересована узнать побольше о Вашей дате и Вашем мнении об этом!" Согласно Стин-Макинтайр, она не получила ответа на это письмо. Написав руководителю раскопок на стоянке Сандия с просьбой дать ей информацию о датировании, Стин-Макинтайр получила следующий ответ (2 июля 1976): "Я надеюсь, Вы не будете разгребать эту "помойную яму", чтобы доказать что-либо, до тех пор, пока мы не сможем оценить ее." Стин-Макинтайр послала нам несколько сообщений и фотографий сандианских артефактов и написала в приложенной записке: "Геохимики уверены в своей дате, но археологи убедили их, что артефакты и чечевицеобразные залежи каменного угля под известняковым туфом являются результатом деятельности грызунов... Но как насчет артефактов, которые вцементированы в земную кору?"

Неолитические орудия из калифорнийской "Золотой страны".
В 1849 году на склонах гор Сьерра-Невада в центральной Калифорнии в наносах древних рек было обнаружено золото, что привлекло полчища буйных искателей приключений в места, которые звучат в переводе как "Город бренди", "Последний шанс", "Потерянный лагерь", "Будьте уверены" и "Равнина покера".
Сначала одинокие старатели намывали крупинки и самородки золота в наносах, которые находились по пути к современным речным пластам. Но вскоре золотодобывающие компании расширили источники добычи: одни бурили скважины в горах, следуя за жилой, а другие промывали золото, содержащее наносы на склонах холмов, используя струи воды под напором. Старатели находили сотни каменных артефактов и, реже, человеческих окаменелостей (глава 7). Научному миру о наиболее важных артефактах сообщал Д.Д.Уитни, который был тогда гражданским геологом в Калифорнии.
Возраст артефактов, найденных на поверхности или в результате "гидравлическиго промывания", вызывает сомнения, однако артефакты из глубоких шахт и тоннелей можно датировать даже более определенно. Д.Д.Уитни думал, что геологические данные золотосодержащих отложений относятся по крайней мере к плиоцену. Но современные геологи думают, что некоторые отложения принадлежат эоцену.
Многие скважины были пробурены на Столевой Горе в округе Туолан. Они шли под толстыми слоями базальтового вулканического материала, называемого латитом, до достижения золотоносных отложений. Несколько шахтных стволов тянулось под латитным сводом в горизонтальном направлении на протяжении сотен футов (рисунок 5.10). Возраст находок из отложений, которые лежали выше бедрока (каменной подстилающей породы) может быть от 33,2 до 55 миллионов лет, а возраст открытий из других отложений - 9-55 миллионов лет.
Уитни лично осмотрел собрание артефактов со Столовой Горы в Пуамлане, которое принадлежало доктору Перезу Снелу из Соноры (Калифорния). В коллекции Снела были наконечники копий и другие орудий. Об их открытиях и первоначальном стратиграфическом положении орудий имеется мало информации. Однако есть одно исключение. "Это был, - писал Уитни, - каменный пестик, или другой вид домашней утвари, которая очевидно использовалась для растирания чего-либо." Доктор Снел сказал Уитни, что достал пестик своими собственными руками из партии пустой породы, выносившейся из-под столовой горы. В коллекции доктора Снела была также челюсть человека, и ее тоже осмотрел Уитни. Ее дали Снелу старатели, которые сказали, что она находилась в отложениях, лежащих под латитным сводом в Столовой горе в округе Туолан.
Мистер Альберт Г.Уолтон, один из владельцев Валентинской заявки, сделал открытие, задокументированное лучше, в Столовой Горе в Тулоане. Уолтон нашел в золотоносных отложениях на глубине 180 футов, под латитным сводом, каменную ступу, диаметр которой - 15 дюймов. Важно отметить, что ступа найдена в штреке (горизонтальной выработке), идущего от низа вертикального ствола Валентинского рудника.
Все это говорит о том, что ступа не могла упасть туда сверху. В Валентинской шахте также был найден окаменелый кусок человеческого черепа.
Уильям Д.Синклер предложил, что многие горизонтальные туннели из других шахт рядом с Валентинским стволом были связаны. Поэтому возможно, что ступа проникла туда по одному из этих туннелей. Но Синклер признал, что когда он посетил это место в 1902 году, он не смог найти даже Валентинского ствола Синклер использовал свое ничем неподтвержденное предположение просто для того, чтобы показать неистинность доклада Уолтона об этом открытии. Действуя таким образом, можно найти достаточно оснований, чтобы показать неистинность любого палеантроплогического открытия.
О другой находке в Столовой Горе в Туомлане сообщил в 1871 году Джеймс Карвин: "Я, нижеподписавшийся, свидетельствую, что в 1858 году я выкопал на старательских заявках, принадлежащих компании "Станислаус", расположенных на Столовой Горе в округе Туолан, напротив переправы О'Берна через реку Станислаус, каменный топорик. Примерно в то же самое время и в том же самом месте были найдены также несколько ступ." В 1870 году Оливер У.Стивенс передал следующее заверенное нотариально признание: "Я, нижеподписавшийся, посетил в 1853 году туннель Сонора, расположенный у Столовой Горы и там, примерно на пол-мили к северо-западу от равнины Шоу в это самое время из Сонорского туннеля выгружали золотоносную породу. И я, нижеподписавшийся, нашел в указанной породе, которую достали из-под базальта из туннеля длинною около двух сотен футов, на глубине около 125-ти футов, зуб мастодонта... В то же самое время я нашел с ними какие-то останки, похожие на большую каменную бусину, сделанную, возможно, из алебастра." Если эта бусина из горной породы, то ей по крайней мере 9 миллионов лет, и возможно, даже 55 миллионов лет.
Уильям Д.Синклер отметил, что условия открытия недостаточно определенные. Но условия многих принимаемых учеными открытий сходны с условиями открытия этой мраморной бусины. Например, в пещере Боржер в Южной Африке, окаменелости Homo sapiens sapiens были найдены в куче камней, которые выбросили из шахт за несколько лет до этого. Затем окаменелостям приписали возраст примерно 100.000 лет главным образом из-за их ассоциации с извлеченными камнями.
Если к подобным находкам приложить строгие стандарты Синклера, то их так же необходимо отвергнуть.
В 1870 году Левеллин Пиерс дал следующее письменное показание: "Я, нижеподписавшийся, дал сегодня на сохранение в коллекцию древних каменных останков мистера С.Д.Воя каменную ступу, которая, очевидно, сделана руками человека. Я выкопал ее примерно в 1862 году под Столовой Горой на глубине около 200 футов от поверхности, под слоем базальта, толщина которого более 6 футов и примерно на 1800 футов в глубину от начала туннеля. Это найдено на заявке, известной как Бостонская туннельная компания. Ступа найдена в отложениях, возраст которых - 33 - 55 миллионов лет.
Уильям Д.Синклер заметил, что ступа сделана из андезита, породы, которая редко встречается в глубинных отложениях на Столовой Горе. Но по современным геологическим данным в районе к северу от Столовой Горы есть четыре стоянки того же возраста, что и золотоносные довулканические слои, и в которых содержатся отложения андезита. Андезитовые ступы могли быть ценным предметом обмена, и их могли переправлять на порядочные дистанции на плотах или лодках, или даже на руках. Согласно Синклеру, вместе со ступой Пьерс нашел и другой артефакт. Автору показали небольшую овальную дощечку из темного шифера, на которой было выгравировано изображения дыни и листа... На этой дощечке не было следов износа от породы. Все царапины появились недавно. Резьба была, очевидно, сделана стальным ножом и была выполнена и задумана художником незаурядных способностей.
Синклер не сказал, что привело его к такому заключению, что дощечку гравировали стальным ножом. Поэтому он мог ошибаться на счет типа используемого инструмента. Но как бы то ни было, шиферная дощечка была найдена в месте со ступой в довулканических отложениях глубоко под латитным сводом в Столовой Горе в Туомлане. Поэтому, даже если на табличке нет следов от стального лезвия, это не означает, что она не современна. Можно со всем основанием заключить, что резьба была сделана людьми относительно высокого уровня культурного развития 33-55 миллионов лет назад. Синклер сказал также, что на дощечке нет следов износа от породы. Но возможно ее не уносило далеко водными потоками, и поэтому она осталась неистертой. Или дощечку могли уронить в отложения пересохшего канала. 2 августа 1890 года Д.Х.Ниль подписал следующее следующее заключение о сделанном им открытии. "1877 году мистер Д.Х.Ниль был управляющим в Компании туннеля Монтесумы. Тогда он шел по туннелю Монтесумы к отложению, лежащему над лавой в Столовой Горе в округе Туолан... На расстоянии 1400-1500 футов от входа в туннель или в 200-300 футах от края твердой лавы мистер Ниль увидел несколько наконечников копий, сделанных из какого-то темного камня и длиною около одного фута. Продолжая искать дальше, он нашел сам небольшую неправильной формы ступу трех или четырех дюймов в диаметре. Она была найдена на расстоянии 1-2 футов от наконечников копий. Затем он нашел большой правильной формы пестик, который принадлежит сейчас доктору Г.И.Броили, и рядом с ним - большую правильной формы ступу, которая тоже принадлежит сейчас доктору Бройли". Вторая ступа и пестик показаны на рисунке 5.11. В показании Ниля также говорится: "Все эти останки найдены рядом с бедроком, возможно в футе от него. Мистер Ниль заявляет, что совершенно невозможно, чтобы эти останки могли попасть в то место, где они найдены в другое время, кроме как тогда, когда образовалось отложение, и до того, как образовался свод лавы. Там не было никаких следов повреждения породы или разлома в ней, по которым туда можно проникнуть". То, что эти артефакты располагались в отложении рядом с бедроком в Столовой Горе в округе Туолан, указывает на то, что их возраст 33-55 миллионов лет.
В 1898 году Уильям Х.Холмс решил взять интервью у Ниля, и в 1890 году он опубликовал следующее резюме показаний Ниля: "Один из отправившихся на полуденный завтрак шахтеров принес в кабинет управляющего каменную ступу и разбитый пестик, который, как он сказал, он выкопал в самой глубокой части туннеля на расстоянии около 1500 футов от входа в шахту. Мистер Ниль посоветовал ему вернуться в шахту и поискать в том же самом месте другую утварь. И в соответствии с его ожиданиями были найдены маленькая яйцеобразная ступа диаметром в 5-6 футов и плоская ступа или тарелка диаметром в 7-8 дюймов. С тех пор их потеряли из виду. В другой раз рабочие из шахты принесли ему 11 лезвий из обсидиана или наконечников копий, средняя длина которых - 10 дюймов." Эти сообщения рознятся. Холмс сказал о Ниле: "В разговоре со мной он не заявлял, что был в пещере, когда были сделаны находки." Это можно прокомментировать так, - Ниль лгал в своем первом утверждении. Но только что приведенные цитаты из Холмса - это не слова Ниля, а сам Холмс сказал: "Его [Ниля] утверждения, записанные в мой блокнот во время интервью или сразу же после него, были сделаны для последующего эффекта." Вызывает споры, нужно ли доверять больше косвенному резюме Холмса, а не собственному нотариально заверенному показанию Ниля. Важно отметить, что сам Ниль не подтверждал того, что версия их разговора, приведенная Холмсом, является верной.
На то, что Холмс мог ошибаться, определенно указывает последующее интервью, которое взял у Ниля Уильям Д.Синклер в 1902 году. Суммируя замечания Ниля, Синклер писал: "Один шахтер (Джой), который работал в дневную смену в туннеле Монтесума, нашел каменную тарелку или блюдо около двух футов толщиной. Джою посоветовали поискать еще на том же самом месте... Мистер Ниль вошел вместе с ночной сменой и в раскопках, которые проводились, чтобы установить леса, он "подцепил" один из обсидиановых наконечников. За исключением того орудия, которое принес Джой, все остальные были найдены лично мистером Нилем, в одно время, на пространстве около шести футов в диаметре в туннеле.
Орудия были в породе близко к бедрону и смешаны с чем-то, похожим на каменный уголь." Если взвесить все эти показания должным образом, то окажется, что лично Ниль спустился в шахту и нашел каменные орудия в породе." О найденных Нилем обсидиановых наконечниках копья Холмс сказал: "Обсидиановые лезвия подобного образца тогда и сейчас находятся вместе с останками индейцев в подземных захоронениях в этом районе. Из этих фактов нужно вывести следующее заключение: орудия, которые принесли местеру Нилю, шахтеры взяли на окрестных кладбищах. Но Холмс не мог привести ни одного доказательства того, что действительно какой-то шахтер взял лезвия на кладбищах." Холмс пишет просто: "Как одиннадцать больших наконечников копий попали в шахту, или были ли они вообще принесены из шахты - это загадки, на которые я не берусь отвечать." Используя методы Холмса, можно дискредитировать люброе сделанное когда-либо палеоантропологическое открытие: можно просто отказаться верить показаниям и тому, как они были преподнесены, и выдвинуть всевозможные неясные альтернативные объяснения, не отвечая на совершенно законные вопросы о них.
Холмс пишет дальше об обсидиановых орудиях. "То, что они найдены в пласте потока третичного периода, в высшей степени неправдоподобно, ибо как при таких условиях хранилище с одиннадцатью непрочными, похожими на листья орудиями могло остаться целым; как поток мог не разрушить и не размолоть ломкие лезвия; как кирка шахтера, работающего в темной штольне, могла не сломать так много хрупких лезвий?" Но можно представить себе много условий, при которых инструменты могли остаться в одном хранилище в пласте потока третичного периода. Предположим, что во времена третичного периода одна торговая партия, перебираясь или плывя по потоку, потеряла несколько обсидиановых лезвий, плотно завернутых в шкуры или ткань. Сверток с обсидиановыми лезвиями мог довольно быстро быть занесенным на дно потока, и они остались почти что в одном месте, как их нашли через десятки миллионов лет. То, как орудия не разбили, когда их доставали, тоже не вызывает непреодолимых трудностей. Как только Ниль узнал о лезвиях, он мог проявить достаточное внимание, чтобы сохранить обсидиановые орудия неповрежденными, он, очевидно, так и поступил. Может быть, он даже сломал некоторые из них.
В статье, представленной до собрания Американского Геологического общества в 1891 году, геолог Джордж Ф.Бекер сказал: "Лично меня бы больше удовлетворило, если бы я сам выкопал эти орудия. Но я не могу найти никакой причины, по которой утверждение мистера Ниля является не таким же хорошим свидетельством для всех остальных, как было бы мое. Он компетентен не менее меня при нахождении разломов в поверхности или каких-нибудь древних предметов; последние шахтеры признают сразу же и страшно боятся их. Кто-то, возможно, может предположить, что рабочие мистера Ниля подложили эти орудия, но никто, знакомый с горным делом, не допустит такого предположения на секунду... Золотоносную жилу очень трудно копать, в большинстве случаев ее приходится взрывать, и невозможно таким образом обмануть даже какого-нибудь некомпетентного управляющего... Короче говоря, я считаю, что нельзя избавиться от напрашивающегося вывода о том, что упомянутые мистером Нилем орудия действительно находились там в то же самое время, что и сопутствующие гальки и материнская порода. Хотя орудия, о которых так много спорят, найдены шахтерами, есть одно каменное орудие, найденное учеными. В 1891 году Джордж Ф.Бекер сообщил Американскому Геологическому Обществу, что весной 1869 года директор службы Сороковой Параллели геолог Кларепс Кинг проводил исследования на Столовой Горе в Туолане.
В то время он нашел каменный пестик, который крепко врезался в слой золотоносной породы, лежащей под слоем базальта, или латита. Этот слой только недавно обнажился из-за эрозии. Бекер говорил: "Мистер Кинг абсолютно уверен, что это орудие находилось в своем оптимальном отложении, и с самого начала оно располагалось в тех отложениях, в которых было найдено. Трудно представить себе иное, более удовлетворительное свидетельство того, как орудия встречаются в золотоносных доледниковых отложениях, лежащих ниже пласта базальта." На основе этого описания и современного геологического датирования слоев Столовой Горы получается, что возраст этого предмета более 9-ти миллионов лет.
Даже Холмс был вынужден признать, что пестик Кинга, помещенный в собрание Смитсонского Института, "нельзя подвергнуть сомнению без вреда для себя." Холмс весьма тщательно изучил стоянку и заметил присутствие современных индейских жерновов, которые валялись на земле. Он писал: "Я пытался выяснить, возможно ли то, что один из этих предметов мог проникнуть в обнаженное туфовое отложение в современную или почти современную эпоху, ибо такое проникание часто приводит к восстановлению или цементированию отсоединившихся материалов, но никакого определенного результата достигнуто не было." Если бы Холмс нашел хотя бы одно определенное свидетельство подобного рецементирования, он бы вцепился в это, чтобы бросить тень сомнения на подлинность найденного Кингом пестика.
Однако, не имея возможности найти что-нибудь, что бы дискредитировало сообщение Кинга, Холмс свел свои заявления до вопроса: "Почему мистер Кинг не смог опубликовать его - почему он не смог дать миру то, что можно было бы назвать величайшим открытием, сделанным когда-либо геологом, занимающимся историей человеческой расы, почему лишь 25 лет спустя доктор Бекер отметил в своем докладе: "Я передал это сообщение об открытии мистеру Кингу, и он признал, что оно верно." Д.Д.Уитни также сообщил об открытиях, сделанных под неповрежденными вулканическими слоями, но не под латитным сводом в Столовой Горе в Туолане. Это были каменные орудия, найденные в золотоносных отложениях в Сан-Адреасе в округе Калаверас, в Испанском Заливе, в округе Эль-Дорадо и в Широни, в округе Батте.

Предвзятые эволюционистские концепции.
В свете представленных фактов трудно найти оправдание неприятию Холмсом и Синклером калифорнийских находок. Они не обнаружили никакого обмана, а их предположение о том, что занести в шахты небольшие ступы и наконечники копий могли индейцы, неправдоподобно. Современный историк У.Тарентин Джексон из Калифорнийского университета в Девисе указал: "Во времена "золотой лихорадки" индейцев выгнали из района приисков, и они редко вступали в контакт со старателями." Поэтому можно задаться вопросом, почему Холмс и Синклер так настойчиво пытались дискредитировать свидетельство Уитни о существовании людей в третичном периоде. Следующее утверждение Холмса дает ключ к пониманию этого: "Возможно, если бы профессор Уитни полностью разделял историю человеческой эволюции, какой она понимается сегодня, то он бы не решился объявлять окончательные выводы, несмотря на массу производящих впечатление фактов, с которыми он столкнулся." Иначе говоря, если факты не подходят под привилегированную теорию, то они должны опускаться, даже если они производят сильное впечатление.
Нетрудно увидеть, почему сторонники идеи человеческой эволюции, такие как Холмс, хотели бы сделать все возможное для дискредитации информации, которая помещает существование людей в их современной форме слишком далеко в прошлое. Почему Холмс чувствовал себя так уверенно? Одной из причин было открытие Эженом Дюбуа в 1891 году яванского человека (Pithecanthropus erectus), которого приветствовали как долгожданное пропущенное звено между современными людьми и нашими предположительными предками - обезьяноподобными существами. Холмс утверждал, что "находка Уитни стоит совершенно в стороне", и что "она подразумевает, что человек по крайней мере в полтора раза древнее, чем питекантроп прямоходящий Дюбуа; ее можно рассматривать лишь как зарождающуюся форму человека." Те, кто принимают спорного яванского человека (глава 8), должны избавиться от любого свидетельства, предполагающего существование современного человеческого типа до питекантропа, и Холмс был одним из основных клеветников.
Холмс писал о находках в Калифорнии: "Возможно, что без дополнительных подтверждений это свидетельство будет постепенно сходить на нет, пока, наконец, не исчезнет, но наука не может позволить себе ждать, пока закончится этот утомительный процесс, и некоторые пытаются похоронить требуемое заключение." Холмс, Синклер и другие - все они играли свои роли, когда использовали спорную тактику.
Альфред Рассел Уоллес, разделивший с Дарвином честь сформулировать теорию эволюции как результат естественного отбора, выразил испуг по поводу того, что свидетельства о путешествии современных людей в третичном периоде "атакуют оружием сомнения, обвинения и осмеяния".
В детальном обзоре свидетельств о большой древности людей в Северной Америке Уолес признал значительный вес записи Уитни открытия в Калифорнии человеческих окаменелостей и каменных артефактов третичного периода.
Учитывая недоверчивость, с которой находки в золотоносной жиле и другие подобные открытия встретили в определенных кругах, Уолес дал один совет, "судить о свидетельстве древности человека нужно, записав его, и посмотреть, где бы оно соответствовало фаунистическим остаткам. А не так, как это часто делается сейчас, игнорируя его как недостойное признания, или выдвигая против его открывателей неразборчивые обвинения в том, что они являются жертвами самозванцев." Однако, в начале ХХ столетия общее умонастроение благоприятствовало взглядам Холмса и Синклера.
Третичные каменные орудия в точности походят на орудия современных людей? Скоро о таких вещах стало неудобно сообщать, немодно защищать, и о них сочли удобным забыть. Подобные взгляды остаются до сегодняшнего дня в такой силе, что те открытия, которые бросают хотя бы слабейший вызов взглядам на человеческую доисторию, эффективно подавляются.