РЕЗУЛЬТАТЫ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ

Вытекающим из этой экономии является следующее. Во-первых, каждый индивид обязательно должен искать что-то вне себя, чтобы найти удовлетворение тому, что он естественным образом желает. Это создает в сознании человека ориентацию на "приобретение", а также концепцию "недостатка" чего-либо. Из-за этих искусственно созданных условий люди считают, что могут пополнить этот недостаток путем "приобретения", что это "приобретение" должно быть целью человеческой деятельности и успех в этом приобретении принесет удовлетворение, которое они ищут. Так, мы наблюдаем американскую публику, обеспокоенную приобретением, бегущую на работу и с работы с сумасшедшей скоростью, воздвигающую "блистательные шатры" для траты денег, которые разжигают их желания и искусственно увеличивают потребности их тела. В целом, люди по-настоящему обусловлены в процессе зарабатывания денег потому, что деньги, в форме наличной или кредита, являются валютой, за которую покупаются предметы желаний, ибо они являются по своей природе отличными от души и чувственных предметов, которые они предоставляют. Именно таким способом небольшая группа людей контролирует и эксплуатирует абсолютное большинство, которое совершенно не понимает, что происходит. Общеизвестен факт, что в рамках материалистической экономики множество людей будут конкурировать за определенное количество товаров, и эта интенсивная борьба приводит многих к преступлению и коррупции в попытке удовлетворить их желания. Это ведет к эксплуатации не только Земли, но и людей, т.к. и то, и другое является средством для моментального достижения цели. Далее, эта концепция частной собственности заставляет нас отделяться и отчуждаться друг от друга, т.к. мы преследуем наши "собственные" интересы. На фоне этой мрачной действительности люди проводят свою жизнь, что и привело нас к этому плачевному состоянию, в котором находится сегодняшний мир. Невероятно, но люди ищут решения этих проблем, которые создает сама система, в рамках этого же контекста. Сравним эту концепцию с понятиями Самоанов, о которых мы упоминали выше. Самоаны практически никогда не чувствовали себя забытыми в одиночестве, незащищенными. Если они голодны - они знали, что сосед их накормит. Потому что они делились чем могли - пищей, убежищем, эмоциональной поддержкой. Поэтому ясно, что люди, принадлежавшие древней Самоанской культуре, всегда имели убежище и чувствовали себя защищенными в своем сообществе. Как бы мы могли согласовать природу экономической системы, в рамках которой мы действуем на Западе, с ценностями Ведической культуры, которым учит нас Шрила Прабхупада. На мой взгляд, Ведическая система более походила на Самоанскую, нежели на американскую 1992 года, или даже 1952. Мы знаем, что домохозяин прежде чем садиться за еду, выходил и у своей двери звал всех, кто был голоден прийти и поесть к нему в дом. Это - Ведическая культура. А западные вайшнавы делают ли это? Насколько я знаю - никто, включая меня самого. Каким же тогда образом мы будем устанавливать Ведическую культуру, если мы не практикуем ее (или не можем практиковать) так, как мы ее понимаем? По моему мнению, мы не можем с легкостью проводить эту культуру в жизнь внутри экономического контекста западной культуры, так как эти две культуры содержат деаметрально противоположные концепции о частной собственности. Однако, может быть, мы можем осуществить это в другом экономическом контексте. Это бы означало переопределение некоторых из наших основных понятий и общественных ценностей. Это требует от нас отступить от экономической системы, которая изолирует нас друг от друга, и начать понимать и распространять ту экономическую систему, которую нам предоставил Шрила Прабхупада. Это требует от нас того, чтобы мы переопределили (пересмотрели) наши отношения к материальным вещам в этом мире. От нас требуется серьезно практиковать Сознание Кришны и прийти к тому, чтобы жить в полном соответствии с Бхагавад-Гитой. Именно это мы называем Духовной Экономией - экономической системой для духовно продвинутой культуры. Готовы ли мы, преданные, к этому? Давайте взглянем, как бы это могло выглядеть