Во времена правления Аурангзеба, когда этот потомок великого Акбара бросил в
тюрьму своего отца Шахджахана и убил своего брата Дару, история правления
Моголов вошла в свою заключительную стадию. По указу этого делийского тирана
со всех индусов взимался налог за их верования.

Некогда терпимая мусульманская традиция обратилась против брахманов,
преследовала вайшнавов и осквернила множество великих храмов, завидуя их
величию.

Находясь под защитой султаната Дели, сборщик налогов из Агры был
воинственным и ревностным слугой трона. Отказавшись от своего вайшнавского
прошлого, он погряз в грехах, порожденных роскошной жизнью при дворе. Чтобы
исполнить алчные желания своих правителей, он никогда не колебался,
преследуя невиновных.

Однако, благодаря благочестивым поступкам, совершенным в юности, этот
сборщик налогов, объезжая однажды свой округ, получил возможность пообщаться
с несколькими вайшнавами с Радха-кунды. Будучи последователями великого
Кришнадаса Кавираджи, эти чистые преданные убедили его возобновить его
прежнее служение в свете учения Господа Чайтаньи. Очень быстро жизнь
наслаждающегося чувствами стала невыносимой для этой души.

Вспомнив пример Санатаны Госвами, в одну из темных ночей он оставил свой
дворец, семью, богатство и царскую службу. Идя вдоль Ямуны, он направился во
Вриндавану с желанием вести жизнь садху и жить в святой дхаме до самой
смерти.

Получивший при посвящении имя Вайшнава дасанудаса, он сидит теперь на берегу
Ямуны в Калия-хриде. Сидя рядом с самадхи Прабодхананды Сарасвати Тхакура,
спутника Шри Чайтаньи Махапрабху, современника Госвами и автора многих
великих книг, Вайшнава дасанудаса читает стихи из "Шри
Вриндавана-махимамриты":

"О мой дорогой друг, с любовью думай о Вриндаване, самозабвенно катайся в ее
пыли, люби ее так горячо, как не любил прежде ничто другое, старайся
всячески угодить ее подвижным и неподвижным обитателям, поклоняйся месту
рождения Шри Радхи и всем сердцем прими прибежище Шри Вриндаваны, лучшего из
всех святых мест.

Из-за своих прошлых благих или греховных поступков ты можешь теперь
испытывать огромное счастье или страдание; ты можешь познать славу или
бесчестье; тебя могут оскорблять низшие из людей или прославлять святые
преданные; нищета или роскошь могут обнимать тебя, и поэтому ты можешь
обрести несметные богатства или не обрести ничего. Какой бы ни была твоя
судьба, просто сделай Вриндавану своей жизнью и душой".

Осознавая тщетность материальной жизни и совершенное прибежище, дарованное
Вриндавана-дхамой, Вайшнава дасанудаса, скорбя о своих многочисленных
грехах, поворачивается к окружающей его листве цветущих лиан и деревьев и
обращается к ним:

"Где обычный человек естественно и без усилий обретает чистую экстатическую
любовь к Шри Кришне? Где Верховный Господь проявляет Свою самую удивительную
игровую форму? Где проявляется империя блаженства преданного служения
лотосным стопам Шри Кришны? О брат, слушай, я открою тебе тайну; все это
присутствует здесь, во Вриндаване.

Тот мудрый преданный, который жаждет обрести сладость чистой любви во
Вриндаване, но которого провидение вынуждает жить где-то в другом месте,
постоянно скорбит в разлуке с этой божественной обителью, украшенной
великолепными рощами, где Радха и Кришна вечно наслаждаются Своими играми.
Всегда помня о Вриндаване, он размышляет о том, что обрел право войти туда,
и думает: "Теперь я служу Божественной Чете".

О дорогой друг, знаешь ли ты, сколько ты проживешь или когда тебе суждено
покинуть твое тело? Приняв во внимание, что даже младенцы иногда неожиданно
умирают, очистив разум и избавившись от привязанности к телу и чувствам,
беги во Вриндавану, не переставая думать о ней".

Чувствуя сильную тревогу, что ему не удастся обрести чистую любовь, к
которой он стремится, любовь, редко обретаемую Брахмой или Шивой и
несомненно недоступную для грешников, подобных ему, Вайшнава дасанудаса
зажимает в зубах травинку, складывает руки у сердца и взывает:

"Я упал в глубокий колодец семейной жизни и был проглочен черной змеей
вожделения. О обитель Вриндаваны, когда же ты вытащишь меня из этого колодца
страданий и, подобно матери, дашь мне прибежище на своих коленях?
О Вриндавана, если я хоть однажды видел тебя, если я хоть однажды произнес
святые имена Радхи-Кришны, или если я хоть однажды склонился перед тобой с
преданностью, то пожалуйста, о мать, не пренебрегай мной".

Когда в его ум входит старая мысль вернуть себе былой престиж, он без
колебаний отгоняет ее прочь. Помня заботливые наставления своего Гурудева,
постоянную помощь вайшнавов и обещание Господа, он говорит:

"Я предпочел бы жить во Вриндаване даже в теле насекомого, чем обитать в
любом другом месте как освобожденная душа с блаженным духовным телом. Я
предпочел бы жить во Вриндаване как нищий попрошайка, чем жить в любом
другом месте, обладая удивительным и безграничным богатством. Я предпочел бы
жить во Вриндаване как человек, лишенный малейшей преданности Господу Хари,
чем жить в любом другом месте, будучи охваченным желанием достичь счастья
служения лотосным стопам Господа Кришны, возлюбленного гопи.

Человек, погрязший в самых гнусных грехах, но однажды почтительно
склонившийся перед травинкой во Вриндаване, сразу же становится очень
благочестивым человеком. Когда его телу приходит конец, то по милости
Верховного Господа, который обладает всей властью освободить его из оков
кармы, он несомненно достигает иначе недостижимых лотосных стоп Господа
Кришны".

Чувствуя, как из его сознания уходит боль, как умолкают требования его ума и
привычки его чувств, держа в своих ладонях прохладную пыль дхамы и зная, что
эта пыль является чинтамани, он шепчет:

"С великой преданностью я склоняюсь перед самым удачливым живым существом,
ставшим насекомым во Вриндаване. Полубоги во главе с Брахмой, живущие в
других местах, для меня не более важны, чем травинка. Что мне еще сказать?
Моему уму все предельно ясно. Даже Господь Кришна не является за пределами
Вриндаваны в Своей полной, совершенной форме.

В один миг здесь осень, в другой миг здесь сезон дождей, в следующий миг
здесь весна, а потом - еще другой сезон. Сияя каждую секунду великолепным
нектаром, земля Вриндаваны постоянно наполняет Шри Радха-Кришну великим
изумлением. Пожалуйста, медитируй на Вриндавану таким образом.
Любой, кто лишь раз вдыхает аромат цветка из Вриндаваны, чувствует ветерок
из Вриндаваны, видит человека из Вриндаваны, каким-то образом кланяется в
направлении Вриндаваны или один раз произносит благоприятное имя Вриндаваны,
то даже если он умирает в Бихаре или в каком-то месте, удаленном от
Вриндаваны, он сразу же достигает трансцендентной обители, прославленной
величайшими из мудрецов".

Так как вкус к материальным наслаждениям меркнет в тени все увеличивающегося
влечения к служению Шри Кришне, которое является результатом служения гуру,
вайшнавам и дхаме, Вайшнава дасанудаса теперь говорит с великой
убежденностью:

"Что с того, что ты до самого горла напиваешься сладчайшим нектаром? Что с
того, что ты обнимаешь груди Урваши? Что с того, что ты испытываешь
нектарное блаженство безличного Брахмана? Травинки во Вриндаване отвергают
все эти вещи и плюют на них".

Затем, проявляя сильное стремление, подобно истинному садхаке, с сердцем,
жаждущим нектара преданности, с умом, наполненным видением игр во Врадже, с
душой, сосредоточенной на милости Вриндавана-дхамы, ожидая какой-то великой
милости, которая непременно прийдет, если не сегодня, так завтра -
когда-нибудь наверняка, этот слуга слуги вайшнавов вздыхает и говорит
прерывающимся от волнения голосом:

"Когда же я, находясь во Вриндаване, закрывая лицо своими руками,
сокрушаясь: "О, Кришна! О, Кришна!" и проливая потоки слез из своих глаз,
стану одновременно нищим и сказочно богатым?

Эта Вриндавана, где есть великолепные горные пещеры, прекрасные лесные рощи,
озера, полные лотосов, и беседки из цветущих лиан, постоянно украшенные
играми Радхи и Кришны, затопленные нектарным потоком благодати и украшенные
великим сокровищем трансцендентного изобилия, вечно и безгранично
увеличивающегося, является моей жизнью и душой".

Вайшнава дасанудаса продолжал прославлять Вриндавана-дхаму. Со временем его
садхана достигла совершенства и стала еще одним распустившимся цветком,
украшающим чудесное древо желаний Гаудия-сампрадайи. Аромат этого цветка
разнесся по рощам и пастбищам Враджи и стал источником огромного
удовольствия для Шри Кришны и Его спутников. В один из дней, когда Он играл
на флейте в обществе гопи, Его ум привлекся медовыми каплями экстаза,
текущими из лотосных глаз Его преданного.

Явившись вместе со Шри Радхой перед Вайшнава дасанудасой, Говинда открыл его
взору Свои совершенные энергии и одарил его той любовью, благодаря которой
все следы прошлых грехов были вычищены из сердца Его преданного. Спустя
короткое время после этого видения, неспособный вынести разлуку со своим
Господом, Вайшнава дасанудаса отправился в праката-лилу Шри Кришны. Сейчас о
нем напоминает только маленькая гробница возле Калия-хриды, на берегу Ямуны,
где волны этой реки вечно поют славу враджа-лилы.

(Шрила Шиварама Свами. Вену Гита)