Нас с Умапати беспокоят нападки Свамиджи на Буддистов. Хотя Гаутама
Буддха упоминается в Шримад-Бхагаватам как аватара, Свамиджи ссылается на
его учение просто как на акт против забоя животных.
"Господь Буддха пришел на землю, чтобы проповедовать ахимсу, -
говорит он нам. - Ненасилие. И для того, чтобы сделать это, ему
пришлость отвергнуть Веды, поскольку Веды допускают жертвоприношения
животных при соблюдении определенных условий. Но Будда отверг Веды и
проповедовал нирвану, пустоту: поскольку жизнь - это страдание, самое
лучшее это отрицать существование всего. Да, материальная жизнь - это
страдание, но Бог - это не пустота. Бог - это личность, и человеческая
жизнь - это средство для нас пробудить наши взаимоотношения с этой
Верховной Личностью. Поэтому мы называем философию Буддистов
атеистической".
Когда мы с Умапати возвращаемся на Мотт Стрит, мы обсуждаем лекцию
Свамиджи.
- А что на счет вечных и всеведующих татхагатов?
- Разве они не существуют в сфере нирваны? А разве нирвана не
является пустотой с формой?
- А что насчет Будды? Разве ему не поклоняются как воплощению
татхагатов?
В конце концов , мы идем на квартиру к Свамиджи.
- У нас есть некоторые пункты, которые нам трудно понять, - тихо
начинаю я.
- И какие же? - спрашивает Свамиджи, говтовый ко всему. Я чувствую,
как становлюсь все меньше и меньше.
- Почему вы называете Буддистов атеистами? - выдавливаю из себя я.
- Потому что они являются таковыми, - говорит он.
- Но нам это не понятно, - упорствую я. - Просто, это противоречит
Сутрам, которые мы читали.
- У них нет никаких предсталений о Личности Бога, - отвечает он, -
и они отвергают Веды. Поэтому, они - атеисты.

Это не удовлетворяет меня. Это кажется чересчур упрощенным.
- Но атеисты не верят в Верховную Сущность или высшее сознание за
пределами вселенной, - отваживаюсь я. - Насколько я в состоянии понять,
когда Будда или буддисты говорят о божественном сознании или
божественном разуме, они говорят о Боге, таким образом, называть их
атеистами было бы несправедливо.
Я захожу слишком далеко. Свамиджи внезапно вскакивает на ноги.
- Если я говорю, что они атеисты, значит, они атеисты! - кричит он,
выделяя каждое слово. - Они отрицают Кришну, Верховную Личность Бога,
они отрицают Веды, они отвергают Ведическую культуру, и поэтому они -
атеисты!
Мы не видели его таким разгневаным с тех пор, как он кричал на
Киртанананду. Я хочу провалиться сквозь землю. Боюсь, что если он не
успокоится, может случиться что-то ужасное. И мой тупой вопрос будет
тому причиной.
- Да, конечно, - быстро соглашаюсь я, пытаясь нейтрализовать
оскорбление, нанесенное мной. Свамиджи садится обратно за сундучок,
кажется, что его ярость уходит, так же быстро, как и пришла. После
продолжительного молчания, я предлагаю, что я думал, я читал некоторые
отрывки, где Будда, возможно, говорил о Боге.
- Тогда принеси эти отрывки, - говорит он. - Но ты не найдешь ни
одного такого.
Этим вечером на Мотт Стрит мы простматриваем буддистские Сутры, не
найдя ни каких явных упоминаний о Боге, по крайней мере, в Ведическом
смысле. Намеки на Бога есть лишь в "божественном сознании" и в
"татхагатах", которые, кажется, имеют некие божетсвенные качества.
Свамиджи прав. С Ведической точки зрения, Будда, несомненно, - атеист.
Тем не менее, мы выбираем отрывки, которые в наибольшей степени
соответствуют случаю, и несем их Свамиджи.
- Вы правы, - начинаю я. - Там нет упоминаний о Боге.
- Видите!
- Но мы обнаружили некоторые отрывки, которые намекают на...
Он качает головой, показывая тем самым, чтобы я не пытался.
"Проповеднику необходимо нападать", - говорит он, сворачивая обсуждение.
Я чувствую себя очень маленьким и глупым, безмозглым простофилей
пред его величием; скурпулезным книжным червем пред его божественной
милостью.

(Из книги "ВЗРЫВ ХАРЕ КРИШНА" о зарождении Сознания Кришны в Америке)
Хайагрива Дас (1966 - 1969)