Несмотря на то, что согласно модели прерывающегося равновесия
этапы перехода от одного вида к другому официально не видимы, вызывает
сомнение, действительно ли на палеонтологическом разрезе можно увидеть
некую крупномасштабную прогрессию от примитивных к развитым формам жизни,
которая выглядит достаточно непрерывно. Рассматривая в увеличительное
стекло фотографию из книги, мы увидим множество не связанных между собой
точек; однако, рассматривая ту же картинку с некоторого расстояния, мы
увидим, что точки как бы слились воедино, образуя непрерывное изображение.
Аналогично, и в нашем случае мы можем предполагать, что при достаточно
широком охвате несвязанные между собой последовательности развития живых
форм на палеонтологическом разрезе сливаются в непрерывный эволюционный
continuum.
Однако изучение опубликованных в документах описаний
палеонтологического разреза говорит об обратном. Для палеонтологического
разреза характерны внезапные появления и исчезновения на каждом из уровней
морфологической классификации отдельных видов и даже типов. Мы не имеем
возможности обозреть весь эволюционный continuum, стоя в самом его конце,
да что и говорить, принимая в расчет лишь наиболее важные свойства
организмов.Даже такие важные и существенные образцы, как первые
позвоночные, появляются в разрезе совершенно неожиданно, не имея себе
никаких известных предшественников.Поэтому заявление о том, что
палеонтологический разрез требует эволюционной интерпретации, просто
приводит к заблуждениям. На самом деле, для того, чтобы некоторые вводимые
составляющие этой системы данных казались совместимыми с подобными
интерпретациями, необходимо вводить искусственные, специально
предназначенные для этого гипотезы.
Существует множество примеров, касающихся этих составляющих,
однако мы ограничимся рассмотрением одного - палеонтологической истории
цветковых растений. (Эта история изображена графически на Рис. 2).
Первоначально введем необходимую основополагающую информацию о масштабе
геологического времени, а затем проведем краткий анализ данной истории.
Геологи и палеонтологи разделяют историю Земли на серию временных
интервалов, которые они сопоставляют с соответствующими слоями осадочных
пород на поверхности Земли. В Таблице 1 заключен стандартный масштаб
геологического времени. (6) Геологическое время последовательно
разбивается на более мелкие интервалы, называемые эрами, периодами и
эпохами. Даты, определяющие рамки этих интервалов, определялись при помощи
сложных процедур с использованием радиометрических и других методов
анализа и корреляции осадочных пород. На Табл. 1 эпохообразующие периоды
обозначены номерами. Эти эпохи различны по своей продолжительности, однако
в среднем она составляет шесть миллионов лет.
Числа, стоящие вдоль горизонтальной оси на Рис. 2, представляют
первые 40 эпох на шкале геологического времени, а треугольники обозначают
пять первых геологических периодов. Для каждой эпохи мы можем определить
по графику количество семейств цветочных растений, которые были обнаружены
палеонтологами в слое, соответствующем данной эпохе.(7)
Наиболее удивительной особенностью этого графика является то, что
в эпохах 20 и 19 (Cenomantan, Albian), эпохах Мелового периода,
количество семейств резко возрастает от 0 до 50. Интерпретируя запись
литературным языком, мы увидим, что это означает то, что в конце
Conomanian эпохи (около 100 млн. лет назад) существовали сетки видов
angiosperms цветковых растений, включающие и многие известные в настоящее
время деревья и травы. И начиная с этого времени, angiosperms стали
преобладающими растениями на Земле.

Таблица 1. Масштаб геологического времени.

Эра Период Номер Временные границы
эпохи периодов в млн. лет

 

Кенозой Quaterniary 1 - 2 0 - 2
Tertiary 3 - 13 2 - 65

Мезозой Cretacious 14 - 25 65 - 136
Jurassic 26 - 35 136 - 190
Triassic 36 - 42 190 - 225

Палеозой Permian 43 - 47 225 - 280
Carboniferous 48 - 53 280 - 345
Devonian 54 - 60 345 - 395
Silurian 61 - 63 395 - 435
Ordovician 64 - 69 435 - 500
Cambrian 70 - 72 500 - 570

Докембрий Varangian 73 above 570
Pre - Varangian 74


И наоборот, в слое, предшествующем Albian эпохе, палеонтологи
отыскали совсем незначительное количество недвусмысленных доказательств
существования цветковых растений. Среди них есть такие окаменелости,
которые говорят о том, что angiosperm могли существовать и в Jurassic, и
даже в Triassic периоды. Однако составители стандартного отчета,
использованного для составления графика на Рис. 2, очевидно не нашли
достаточно оснований включить angiosperm, живущие в Jurassic и Triassic
периоды, в список найденных окаменелостей. На самом деле, согласно их же
отчетному материалу, существовало два семейства angiosperm, живущих в
период с 23 по 21 эпоху, а все другие семейства появились в 20 эпоху или
даже несколько позже.
Здесь мы можем с лихвой пронаблюдать наше "прерывистое
равновесие". За период времени в 12 млн. лет цветковые растения
возвысились в своем положении растений совершенно незначительных до тех,
что преобладают по всему миру. Могло ли это произойти в результате
чрезвычайно мощного взрыва эволюционного разнообразия? В действительности,
палеонтологи сходятся во мнении, что angiosperm не могли развиться столь
быстро. Преобладает взгляд, что angiosperm эволюционировала в другой части
света, где за многие миллионы лет после них остались лишь немногие
окаменелые останки. Затем в более поздний Cretaciois период они неожиданно
всей массой мигрировали в те районы, в которых их остатки в настоящее
время обнаруживаются в большом количестве.

Рисунок 2. Количество семейств цветковых растений, как функция во
времени. Цифры, стоящие вдоль горизонтальной оси, обозначают геологические
эпохи. График показывает количество семейств цветковых растений,
обнаруженных палеонтологами в слоях, соответствующих этим эпохам. В 19 и
20 (Cenomanian и Albian эпохи Cretacious периода) количество семейств
внезапно возросло от 0 до 50.

Палеонтолог Даниэль Аксельрод говорил: "Вера в то, что эволюция
ранней angiosperm имела место в возвышенных регионах, на территориях,
достаточно удаленных от низин, где скапливались осадочные породы, что в
свою очередь помешало их появлению в исследуемых разрезах, ныне признана
повсеместно."(9) Аксельрод аргументирует это тем, что высоко расположенные
участки ландшафта подвержены более интенсивной эрозии, которая быстро
разрушает любые оставшиеся там окаменелости. Это не относится к
появившимся сравнительно недавно горным образованиям, которые хотя еще не
разрушились от эрозии, но окаменелости в которых пока не найдены.
Аксельрод полагает, что история всей эволюции цветковых растений
отразилась в возвышенных, но пока что не исследованных районах. Он
замечает:"Среди окаменелых останков так и не удалось отыскать родовую
группу, из которой появились angiosperms, и ни одна из живущих angiosperm
не принадлежит к подобному родовому альянсу".(10) Он также подмечает и то,
что исследование палеонтологического разреза не дает даже намека на
эволюционную взаимосвязь различных видов цветочных растений:"В дополнение
ко всему скажу, что исследования почти не проливают света на взаимосвязь
рядовых членов и самого семейства".(11) Все доказательства таких
эволюционных взаимосвязей, по-видимому, уничтожены эрозией
высоко расположенных участков земли, на которых исключительно и росли
angiosperms.
Так что цветковые растения могли хорошо жить в высоко расположенных
регионах Земли, в период времени, предшествующий Albian эпохи af the
Cretacious. Однако, что касается палеонтологов, то их попытки спасти
теорию эволюции подобными утверждениями (что растения развивались именно
там) просто ненаучны. Если это допустимо, то теория эволюции становится
неопровержимой. Когда доказательство эволюции определенной формы жизни
отсутствует, очень легко предположить, что недостающие звенья в цепочке
эволюции существовали при определенных обстоятельствах, которые уничтожили
целую формацию в непрерывном ходе данного процесса. Подобные бессмысленные
заявления может быть и могут объяснить нечто, но именно по этой же самой
причине они не находят себе места в мировых научных кругах. К сожалению,
как мы уже видели на примере дискуссии о теории прерывистого равновесия,
для палеонтологов стала уже стандартной практика делать заявления, что
критические звенья в цепочке эволюции не оставили после себя никаких
следов.
Теперь же, показав ненаучность одной из разделяемых
эволюционистами практик, не мешало бы отметить еще одну всеобщую
тенденцию, в такой же степени ненаучную. Это процедура преображения и
оставления без внимания тех доказательств, которые не укладываются в
определенную эволюционную схему. К примеру, многие палеонтологи считают,
что angiosperms должны иметь долгую историю эволюции, предшествующую
Cretacious периоду, и поэтому они бы наверняка были готовы принять как
доказательства более ранние окаменелости цветковых растений. Но что бы они
сделали, если бы появились окаменелости, доказывающие существование
цветковых растений, скажем, два миллиарда лет назад?
Согласно стандартному сценарию, представленному в официальных
трудах, а также приблизительным расчетам,(13) все высшие сосудистые
растения, включая и angiosperms, появились от psilophytes, необычайно
примитивного типа растений, произраставшего в конце Силурийского и в
начале Девонского периода. Предшествующие Палеозойской эре периоды
представлены в палеонтологическом разрезе лишь остатками морских пород, и,
как правило, эволюционисты полагают, что в те периоды времени жизнь еще не
вышла из морей. Палеонтологический разрез всех слоев, предшествующих
Кембрийскому периоду, представляет очень скудную информацию, и
эволюционисты сохраняют приверженность к той идее, что в течение
значительной части этого времени жизнь существовала только в форме
одноклеточных организмов, таких, как морские водоросли и бактерии.(14)
Но доказательство того, что цветковые растения могли бы
существовать в те времена, все-таки имеется. Как говорится в одной из
обзорных статей журнала Nature, пыльца angiosperms была обнаружена в
породе Докембрийского периода на границе между Венесуэлой и Британской
Гвианой.(15) Возраст этой породы был определен радиометрическим методом и
составляет 2.090 миллионов,(16) а также 1710 миллионов (17) лет.
Если бы этот отчет был широко освещен, он бы полностью разрушил
принятую научную картину источника и эволюции жизни. Если цветковые
растения существовали задолго до известных высших организмов, то
стандартная интерпретация эволюции окаменелых останков должна быть
ошибочной. Суть в том6 что существовали Докембрийские континентальные
регионы, которые были заняты многими различными типами высших организмов,
но с течением времени они оказались полностью разрушенными. Такие регионы,
конечно же6 можно сравнить с "возвышенностями", используемыми Аксельродом
в качестве объяснения неожиданного появления angiosperms среди более
поздних окаменелых останков. В данном случае доказательство
непосредственно подразумевает существование подобных регионов, но и оно
оставляет нас в неведении относительно вида источника высших организмов,
которые там жили.
Возможно и не удивительно6 что эволюционисты не принимают
доказательство, которое столь вопиюще противоречит их теориям. И тем не
менее, рассмотренный нами отчет не представляет собой нечто изолированное.
На самом деле, существует множество отчетов, в которых упоминаются пыльца
и споры, обнаруженные в осадочных породах, образовавшихся задолго до тех
периодов, когда по общему мнению происходила эволюция высших растений. Но
есть и такие эволюционисты, которые принимают некоторые из этих
доказательств и пытаются привнести их в различные усовершенствованные
эволюционные схемы.
Подтверждающим тому примером может служить статья Аксельрода,
появившаяся в журнале ЭВОЛЮЦИЯ в 1959 году. (18) В ней он приводит
выдержки из отчетов, в которых говорится о спорах и о частях древесных
пород, датируемых Кембрийским периодом времени.
Некоторые из этих спор были обнаружены в Кашмире и
идентефицированы как pteridophytes (папоротник), pteridosperms (семена
папоротника), а также gymnosperms (категория растений, включающая в себя
хвойное дерево, или же сосну).(19) Аксельрод использует это и другое
доказательство, чтобы полностью опровергнуть стандартную теорию о том,
что высшие растения прошли свое развитие от силурийских до девонских
псилофитий. Он утверждает, что различные группы высших растений должны
были развиваться независимо друг от друга от водорослей, их
предшественников, живущих на Земле в Кембрийский и более ранний период
времени. (Между прочим, Аксельрод также не упоминает о пыльце angiosperms,
обнаруженной в Кембрийском слое в Кашмире (20), о чем говорится в
отчетах).
Эти идеи, по-видимому, не нашли своего широкого применения,
поскольку современные труды по-прежнему продолжают трактовать теорию пси-
лофитов. Это становится особенно интересным, когда мы обращаем внимание
на определенную часть доказательства, в которой Аксельрод приводит
цитаты, опровергающую эту теорию. Согласно его утверждениям, вместе с
окаменелыми остатками девонских псилофитов были обнаружены окаменелые
бревна дерева Callixylon, имеющие толщину более трех футов в
диаметре.(21) Callixylon - разновидность дерева хвойной породы. Кому-то
следовало подумать, что если эти факты достоверны, они должны вызвать
сомнения в теории, утверждающей, что все высшие растения произошли от этих
псилофитов.
Можно сделать вывод6 что в ныне существующем знании об источнике
возникновения и древней истории высших растений есть значительная
неопределенность и двусмысленность. Исследования окаменелых останков


служат лишь для подтверждения некой эволюционной интерпретации путем
введения недостоверных гипотез. Имеются случаи, когда доказательство,
противоречащее установленному сценарию эволюции, по-видимому, просто
игнорируется, или даже замалчивается. То же самое можно сказать об
исследованиях окаменелых останков древних животных, хотя мы и не имеем
возможности обсудить это в данной книге.