Первоначально излагая свою теорию эволюции, Чарльз Дарвин
придерживался взгляда, что формы живых организмов изменяются медленно и
постепенно, от поколения к поколению, и что через многие миллионы лет эти
изменения приводят к появлению многих видов и более высоких категорий
организмов. Одна из показательных идей этой теории состояла в том, что
палеонтологический разрез, содержащий окаменелые останки древних растений
и животных, должен представлять собой continuum окаменевших форм, начиная
от самых примитивных и заканчивая наиболее развитыми видами. Принимая в
расчет, что организмы, как правило, оставляют свои окаменелые останки,
ученые, естественно, надеются отыскать застывшую в камне картину истории
эволюции, ныне захороненную в осадочных породах Земли.
Однако, во времена Дарвина было достаточно хорошо известно то, что
палеонтологический разрез, фактически, не дает подобной картины. И даже
напротив, палеонтологи обнаружили, что различные растительные и животные
виды имеют тенденцию появляться в определенных окаменелых слоях достаточно
неожиданно при отсутствии в них достаточно известных их предшественников.
Каждый из видов остается совершенно неизменным по всему слою, содержащему
окаменелые останки. Окаменелости, практически, не представляют никаких
доказательств существования постепенных изменений, происходящих при
переходе от одного вида к другому.
Дарвин подметил, что окаменелые останки едва ли помогут доказать
состоятельность его теории, и скорее даже наоборот. Для того, чтобы его
теория оказалась состоятельной, требуются доказательства существования
многочисленных промежуточных форм жизни, однако во времена Дарвина в
материалах исследования окаменелых отложений о них не упоминалось. Дарвин
предполагал, что проведенные в будущем исследования несомненно откроют
многие из этих недостающих форм, и что открытие подтвердит состоятельность
его теории.
В течение многих лет ортодоксальные эволюционные взгляды твердо
завязывались на основополагающую точку зрения Дарвина. Однако возражающие
голоса стали звучать все громче и громче. На недавней встрече
эволюционистов в Чикаго палеонтолог из Американского Музея Естественной
Истории в Нью-Йорке Нилс Элдридж заявил, что " образцы, которые мы
пытаемся обнаружить вот уже в течение 120 лет, просто не существуют." (3)
Несмотря на значительные усилия, предпринимаемые в данном вопросе, и
то,что уже несколько поколений палеонтологов отыскали несколько образцов
окаменелых останков, которые послужили бы примером постепенного перехода
от одного вида к другому, некоторые исследователи так ничего и не
обнаружили.
И в результате всего этого сам Элдридж, Стефан Дж. Гоулд, а также
несколько других известных палеонтологов, в настоящее время предполагают,
что в действительности новые виды появляются вовсе не в процессе медленной
трансформации. В качестве альтернативы было предложено нечто, названное
"теорией прерывистого равновесия". Согласно этой теории, эволюционные
изменения происходят подобно кратковременным вспышкам, отделенным друг от
друга длительными периодами, в течение которых форма живых организмов
остается статической. Типичные виды возникают из ранних видов в течение
"макросекунд" геологического времени, то есть в течение нескольких тысяч
лет, которые выглядят мгновением в многомиллионной перспективе
геологического времени. И кроме того, новые виды не возникают вследствие
постепенного изменения их родительских популяций. Скорее всего, они
возникают тогда, когда совсем незначительная группа оказывается в изоляции
от основной популяции, возможно, при возникновении каких-либо
географических барьеров, а затем очень быстро трансформируется.

Рис. 1. Теория эволюции Дарвина утверждает, что виды появляются
постепенно, как это показано на схеме, напоминающей дерево (а). Однако
палеонтологический разрез не подтверждает такую структуру развития. В
результате этого, некоторые палеонтологи разработали модель "прерывистого
равновесия", изображенную на Рис.(б), на котором переходы от одного вида к
другому формально не заметны.

Одно из следствий теории прерывистого равновесия состоит в том,
что она делает эволюцию видов формально незаметной. С одной стороны, мы
можем и не надеяться, что палеонтологический разрез покажет нам то, как
развиваются новые виды, поскольку эволюция происходит в рамках
незначительной популяции и в течение геологической "микросекунды".С другой
стороны, мы можем и не ожидать появление новых форм, получивших развитие в
период описанного промежутка человеческой истории, поскольку геологическая
микросекунда, длящаяся от 10000 до 50000 лет, оказывается достаточно
продолжительной по времени, если ее сравнивать с периодом
продолжительности человеческой жизни.
Конечно же6 мы сможем заметить незначительные по масштабу
изменения в организмах, как например те, которые возникают в
контролируемом поколении, или как хорошо известное изменение окраски,
появившееся у крапчатых мотылей, обитающих в индустриальных районах
Англии. Однако известно, что такие изменения обратимы, и, как правило, они
приводят лишь к незначительным изменениям видов. Например, переселенцы,
переезжающие в Австралию, завезли туда в 1788 году домашних кроликов, и
часть из них бежала и продолжала успешно существовать в обычных природных
условиях. Несмотря на изменения, вызванные приручением людей, эти домашние
кролики до сих пор квалифицируются как кролики, и сегодня их потомки вновь
обрели свою древнюю форму: они в точности напоминают диких кроликов. (5)
Толкование поверхностных видоизменений такого рода по сути не
является истинной проблемой, вызывающей разногласия среди
ученых-эволюционистов. Истинная проблема состоит в объяснении того, как из
низших форм растений и животных появились более высокие виды, и как все
это, в свою очередь, появилось из неживой материи. До сих пор за этот
краткий промежуток человеческой истории не обнаружено ни одной подобной
крупномасштабной трансформации. Ортодоксальная теории Дарвина
придерживается взгляда, что такие трансформации можно обнаружить в
палеонтологических разрезах. Однако теория прерывающегося равновесия
утверждает обратное, что мы не вправе надеяться на то. что
палеонтологические разрезы содержат доказательства подобных трансформаций.
И фактически, истинные процессы, приводящий к появлению новых видов жизни,
всегда остаются незаметными. И в недавно предложенной Элдриджем и Гоулдом
новой теории эти процессы не могут быть заметными даже в принципе.